Беларуская модель в Нью-Йорке: «В модельном мире так много гомосексуалов – нужно постараться, чтобы столкнуться с домогательствами»

Культ • Алёна Шпак
Красивые, вечно счастливые девочки с идеальным метаболизмом и без особых жизненных проблем – Такими обыватели видят моделей с обложек журналов, подиумов, каталогов. А что там внутри? KYKY поговорил с успешной моделью Валентиной Бэли, сменившей Минск на контрастный Нью-Йорк, о параметрах 85-60-88, харрасменте и «липовом» бодипозитиве.

KYKY: Валентина, это будет не самое приятное интервью в твоей жизни, и всё же давай попробуем. Модель – это кто? Какими качествами, помимо внешности, нужно обладать, чтобы сделать карьеру?

Валентина Бели: Ну что же, я морально подготовилась ко всем комментариям. Мнение интервьюируемого сугубо личное, субъективное и может не отражать действительность в полной мере, отнеситесь к этому так. Давай начнём именно с внешних данных. С этого начинается карьера модели. Внешность — самый первый критерий, который определяет, модель ты или просто красивая девушка. Важно понимать, что модель – это профессия, ее задача продать товар своим внешним видом. Стандарты красоты в Китае отличаются от стандартов красоты в Париже, а те в свою очередь отличаются от стандартов красоты в Нью-Йорке. Например, Китай любит милые лица, детские щечки, относительно невысокий рост для модели (примерно 170-175 см). Конечно, там работают и высокие модели, но в основном на показах. В Париже ценится естественность в красоте, некрашеные волосы, чистый взгляд, необычная форма лица или черты лица. Для Европы в целом желательно быть высокой, хотя бы от 177 см, параметры приближенные к 83-60-88, не больше.

Нью-Йорк совершенно изменил мое представление о красоте. Здесь моделью может быть практически любая девушка или трансгендер любой комплекции и даже возраста. И это замечательно. Компании продают свой товар рядовым потребителям, которые в большинстве своём не отличаются точеной фигурой или модельными скулами, и это нужно учитывать. В Нью-Йорке я столкнулась с тем, что модели, помимо внешности, должны обладать personality. И это как второе слагаемое успеха модели, помимо внешних данных. Personality предполагает наличие яркой, порой неуловимой харизмы, которая будет покорять заказчика. У модели есть меньше минуты на кастинге, чтобы «влюбить» в себя кастинг-менеджера, убедить его в том, что она продаст его товар. Здесь так все неуловимо и непредсказуемо, это какая-то вечная игра, вызов. Многих девочек это ломает. Тебе нужно выглядеть прекрасно 24 часа в сутки годами.

Я работаю моделью около пяти лет, побывала в разных странах и городах, в Европе и Азии, в Америке. Опыт везде разный, и самый необычный – в Нью-Йорке. Здесь ценятся разные типажи. А у меня как у модели есть одно ценное качество: я выгляжу очень по-разному на фото, зависит от макияжа, освещения, мимики.

Я могу выглядеть, как подросток или как солидная леди, могу быть классически красивой с мягкой улыбкой, а могу казаться странной.

Именно в Нью-Йорке это ценят. Я могу работать с одними и теми же компаниями несколько раз (что нетрадиционно для заказчиков), потому что каждый раз я могу выглядеть как другой человек. А здесь компании не спешат менять полюбившихся моделей. Почему? Потому что каждая съёмка – это вложение огромных денег. Надо снять студию, нанять фотографа, визажистов, парикмахера, стилиста с ассистентами, модель. Стоимость каждой съёмки начинается с цифры с несколькими нулями (в долларах США). И вот теперь представьте: взяли заказчики красивую, но новую модель. А она, к примеру, совершенно не умеет позировать, стоит с каменным лицом.

Задача модели – показать даже самую заурядную вещь под таким ракурсом, чтобы это захотелось купить. Более того, новая модель может оказаться капризной, неопытной, у неё может быть плохо со здоровьем. Работа на съемке занимает около восьми часов непрерывного переодевания и позирования, нужно иметь поистине богатырское здоровье, чтобы выглядеть свежо и непринуждённо даже в конце съемки. Зачем заказчику такие риски? Поэтому он берет проверенную модель, которую можно преобразить в другого человека. Лично моя формула модели – это внешние данные (которые подходят именно для твоего рынка) в сочетании со способностью выглядеть по-разному в кадре, фотогеничность, стрессоустойчивость, хорошее здоровье. «Да на тебе пахать можно», – это девиз модели.

KYKY: Говорят, модельный мир жесток, тебе досталась своя порция «жести»? Сталкивалась ли ты с «подлянками» на показах от коллег по цеху?

В.Б.: Я сталкивалась с «подлянками», даже когда работала в офисе. Как раз модельный мир не жесток, многие девочки-модели помогают друг другу, потому что нашу профессию до конца не поймёт никто. Мы поддерживаем друг друга. А вот как много гадостей я встретила от офисных работников, от бывших знакомых, которые не могут пережить твой успех... Друзья познаются не в горе, а в радости.

КУКУ: А как с харрасментом?

В.Б.: В модельном мире так много мужчин нетрадиционной ориентации, что нужно ещё очень постараться, чтобы столкнуться с домогательствами. Но они, конечно, бывают. Но как я уже уточнила, они бывают и в офисе, и даже чаще. Это всегда твой личный выбор. Все всегда прекрасно понимают, на что они идут.

Фото: Sergey Tamkov

Я никого не осуждаю, это личное дело каждого – но потом не надо жаловаться. У всех разные задачи в жизни. Кому-то важна цель, для достижения которой все средства хороши. Лично я наслаждаюсь именно средствами, моментом жизни, а цель ведь бывает и неправильной, неподходящей. Зачем же в неё вкладывать столько сил, вдруг ты изменишь свое мнение через год? Обидно будет.

KYKY: Окей, а если не про секс. Есть же понятие «вежливого флирта»? Можно ли чего-то добиться в индустрии моды, если не делать приятное мужчинам, ну или влиятельным женщинам?

В.Б.: Можно много чего добиться «вежливым флиртом» даже на деловых переговорах, не только в модельном мире. Твоя задача – покорить заказчика за 30 секунд (звучит, как название фильма, дарю идею). А как ты это будешь делать – уже на твоё усмотрение: флиртовать, петь, танцевать (шучу, конечно).

KYKY: Какие параметры сегодня считаются модельными? 90-60-90 – это «толстые» да? А вот «хорошие» модельные параметры – это какие цифры?

В.Б.: Для стандартной модели 90-60-90 многовато, надо хотя бы 85-60-88 или меньше. Рост – хотя бы от 177 см, а лучше 178 и выше. Такая модель будет универсальной. Она будет делать показы, шоу, но она также сможет делать журналы, каталоги, кампейны.

Фото: Евгения Мужева

Работают девочки и с нестандартной фигурой. В Нью-Йорке, например, очень популярны сейчас petite модели. Это девочки ростом до 168 см, худенькие, с маленьким размером ноги. Они делают съёмки для petit – линий бренда, а также съёмки на обувь. Есть и модели plus size. Это девушки больших размеров одежды, они очень востребованы в Америке. Важно иметь красивое лицо и пропорциональную фигуру.

Есть взрослые модели – 50 плюс – они обычно невероятно ухоженные и красивые, умеют правильно подать свою красоту в зрелом возрасте. Это подкупает стареющую Европу.

KYKY: Заставляют ли агентства (здесь обойдёмся без их названий, гораздо важнее – честный ответ) моделей худеть перед показами и прописан ли в договоре конкретный вес?

В.Б.: Говорят, что да, такое бывает. Но я никогда с этим не сталкивалась. По счастливому стечению обстоятельств я худая, мой образ жизни и питание приведёт в шок любого диетолога, мне просто очень повезло. Наверное, профессия модели как раз для меня.

KYKY: Сколько можно заработать моделью в идеале?

В.Б.: Я немного не понимаю, что такое «в идеале». Если речь идёт о максимальной планке, то все слышали про гонорары топ-моделей по 500 тысяч долларов. К сожалению, мне такие гонорары не предлагают. Я не буду называть конкретные суммы, но мне хватает денег, чтобы самой снимать квартиру в Нью-Йорке в очень хорошем районе, оплачивать все расходы на жизнь и транспорт самой. Мне очень комфортно на данный момент здесь, но как сложится жизнь — неизвестно. Моя цель — быть счастливой, а она не зависит от места жительства и даже достатка.

KYKY: Модели получают предложения на оказание эскорт-услуг? Заметь, я не ставлю здесь знак равно между сексуальными услугами, просто эскорт.

В.Б.: Я слышала про такое, но лично не сталкивалась. Считаю, что это не очень зависит от профессии.

KYKY: С какими дизайнерами ты работаешь?

В.Б.: Дизайнеров огромное множество, я уже не помню всех. Например, только за последние пару месяцев в Нью-Йорке я работала с Body Glove, Marcel Ostertag, Alexia Admor, Free People, Mikael Aghal, Matan Shaked, Flying Solo, Amina Rubinacci, Armadio, Lakum, Angel Orensanz, Berta, Diomi, Palabranyc, Helen Anthony, Tory Burch – и я могу продолжать бесконечно. До этого работала в Париже для Swarovski, Chanel, Kenzo, в Милане для Jean Paul Gaultier, Etro, а также для многочисленных журналов в Европе, Азии и Америке.

Фото: emg_models

KYKY: Если сравнить Нью Йорк и Минск, в чью пользу будет сравнение?

В.Б.: Однозначно, Нью-Йорк. В Нью-Йорке ты можешь быть собой, это выражается во всем: в твоём стиле одежды, в поведении. Приезжая в Минск, я прячу всю свою модную одежду подальше, не хочу выглядеть провокационно, не хочу лишнего внимания, не хочу никому ничего объяснять. В Минске твой стиль может вызвать вопросы, могут подумать, что ты бунтуешь против чего-то, хочешь себя показать, что ты лучше других. В Нью-Йорке твой стиль – это всего лишь один из способов самовыражения, здесь могут подойти на улице и спросить, где ты покупала ту или иную вещь. А когда проходит Неделя моды, все такие нарядные – я тоже стараюсь выделиться. И знаете, ко мне подходят подростки, просто чтобы сказать, что я крутая. И это очень приятно.

KYKY: Когда просматриваю глянцевые таблоиды, у меня лично происходит разрыв шаблона: с одной стороны так много говорят о бодипозитиве, а с другой — модели все худее и, не побоюсь этого слова, андрогиннее. Это тенденция?

В.Б.: Есть такое. Мне показалось, разные дизайнеры могут взять разных моделей, нестандартной внешности и параметров, чтобы выделиться, чтобы показ был максимально освещён СМИ. Но такие модели мало работают после Недели моды. Как правило, хорошо работает усредненный типаж: высокая худая девочка с правильными чертами лица, красивой улыбкой, ровными зубами и высокими скулами. Такие модели делают все виды работ: показы, журналы, каталоги, кампейн.

КУКУ: Асексуальность и трэш – это тренд? В Польше, например, начал выходить журнал Vogue, первый номер которого удивляет. Но удивляться, видимо, уже не нужно?

В.Б.: Я видела этот номер Vogue. Меня он не удивил, я видела и поинтереснее в Нью-Йорке. Да, все хотят скандала и быстрой славы. Перенасыщенность информационного пространства даёт о себе знать. Но мне нравится, я люблю разнообразие. Границ нет, они только в нашей голове и мешают исключительно нам самим.

Оригинальная обложка Vogue Polska (слева) от Юргена Теллера и пародия на неё (справа)

KYKY: Что ты сейчас читаешь? Как держишь в порядке психику?

В.Б.: Я никак не могу закончить «Ярмарку Тщеславия», нет времени. Любимая писательница Айн Ренд («Атлант расправил плечи», «Источник»), также поразил роман Оруэлла «1984», в детстве обожала романы Бернара Вербера «Империя ангелов». Психику никак не держу в порядке, там сейчас совершенный беспорядок.

KYKY: О чём я тебя не спросила, но это важно или больно?

В.Б.: Вся моя боль – это наша страна и наши люди. Наш страх жить и наслаждаться жизнью и наша ненависть к тем, кто умеет это делать.

Наше страшное желание судить по себе, по своему ограниченному опыту и кругозору, совершенно не понимая, что мир разнообразен и прекрасен, он не черно-белый, он цветной и несовершенный и прекрасен в этом несовершенстве. В общем, девиз такой: будьте добрее… К себе, в первую очередь.

KYKY: Считаешь ли ты себя красивой? И, извечное, что есть красота?

В.Б.: Сегодня да, я считаю себя красивой. Если вы спросите меня об этом завтра, я не уверена. Я такая переменчивая (говорит с милым кокетством и жеманностью в голосе – Прим. KYKY). Я вижу красоту практически во всем и во всех. Я была бы самым нерешительным кастинг-менеджером, потому что я вижу красоту даже в тех типажах, в которых ее не видят другие.

KYKY: Что скажешь девчонкам, мечтающим о модельной карьере?

В.Б.: Это ответственно, но попробую. Не нужно мечтать о модельной карьере. Вы же не мечтаете о карьере бухгалтера, например (хотя, может, кто-то и мечтает). Модель – это просто работа. Если вы думаете, что она вам подходит, то попробуйте работать. Это не самое важное в жизни. Самое важное – любить то, что ты делаешь. Нужно быть счастливым. А вот как достигнете этого именно вы, я не знаю – у каждого свой личный рецепт счастья.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Рэп Джека Уайта, Onuka и эксперименты. Десятка главных музыкальных альбомов марта

Культ • Меломаны 3000
Если вам постоянно хочется слушать новую музыку, но отбирать алмазы среди огромного потока Популярных, но не очень талантливых альбомов сил уже нет, вам сюда. создатели и редакторы движения «Меломаны 3000» – Вад Микуцкий, Юля Хацкевич, Катя Каранец, Лёша Кулицкий и Макс Старцев – решились со страстью музыкальных маньяков собирать для KYKY самые громкие альбомы за месяц.
Популярное