«Извращенцы к нам работать точно не пойдут – тут нужна крепкая психика». Акушер-гинеколог о женщинах, детях и деньгах

Культ • Екатерина Ажгирей
Пациент часто «убивает» врача тем, что не хочет лечиться, приходит на приём только с запущенными болезнями, а в последнее время еще и сам себе гуглит диагнозы. Теймур Керимов — интерн акушер-гинеколог, он второй год работает в одном из Киевских роддомов. Он рассказал KYKY, зачем профессионалы отговаривают людей от домашних родов, почему у врачей безумно низкие зарплаты и как женщины из-за боязни гинекологов могут запускать своё здоровье.

Зарплата начинается с 3200 гривен. Прожиточный минимум – тоже

Когда учишься девять лет, и этот процесс предстоит тебе бесконечно, становится сложно однозначно ответить, почему ты когда-то решил стать врачом, да еще и акушером-гинекологом. Мечты, как таковой, не было. В Киеве у нас были родственники, здесь учился мой старший брат – почему бы тоже не поехать? Врачей в семье вообще не было, родители были в шоке. А мне было сложно подробно и вдохновенно объяснить свой выбор. Изначально мне хотелось помогать людям, а потом это желание переросло в конкретную помощь женщине и появлению ребенка на свет. Звучит красиво, но в родах, как процессе, ничего красивого нет: если посмотреть статистику на пару веков назад, смертность во время родов у женщин была просто огромной.

На этапе выбора более узкой специализации после третьего курса я думал про общую хирургию, акушерство, и проктологию. Последнее — очень прибыльный вариант. Так говорят и про гинекологию? (смеётся) Ну, пусть пойдут поработают! В частных родильных домах, где 50% выручки с родов — твои, можно заработать. А в государственных учреждениях — на чем зарабатывать? Тут только нарабатываешь опыт за фиксированную ставку, несмотря на то, что рожать сейчас недешево.
Сначала я работал в поликлинике, в женской консультации. В первые дни просто слушал жалобы пациенток, смотрел анализы, но осмотры не проводил, так как был еще совсем «вводным специалистом». Сейчас, на интернатуре, я работаю в родильном доме – место для работы ты выбираешь сам. Здесь я и хочу остаться. Официальная заработная плата младшего медперсонала — 3200 гривен. Местный прожиточный минимум такой же.

Сами роды принимает акушерка. Я больше контролирую процесс: помогаю, рассказываю, что нужно делать, что не нужно. Как дышать, правильно тужиться, где важно расслабиться, а где, наоборот, поднапрячься. Конечно, в экстренной ситуации я подключаюсь к операциям и ассистирую. Из недавних случаев — сросшаяся плацента (эмбриональный орган) с маткой роженицы. Матку пришлось полностью удалять. Но такое, к счастью, бывает крайне редко. На нормальных родах вообще нет необходимости во враче: вернее, каждые три часа просто нужно проводить осмотр, всё ли хорошо продвигается.

Свою первую роженицу, честно говоря, даже не помню. Вернее, я помню, что это было кесарево. 3-й или 4-й курс, операция была интересная – сама техника. Особенного чувства при появления ребенка «на свет» (по-врачебному лучше сказать из утробы матери) я не испытывал. Для тебя это всё – рабочий процесс, где нужно четко и профессионально выполнять свои обязанности.
За полтора года работы здесь с летальным исходом я не сталкивался. Бывали тяжелые случаи, конечно – например, большие кровоизлияния. Но без сильных эмоциональных потрясений. Возможно, потому что я стараюсь оставлять работу — работе, а личное — личному. С самого начала вырабатывал в себе эту привычку. Ты же сталкиваешься с огромным количеством не всегда адекватных людей, которым нужно не только помочь, но еще и успокоить. При этом важно не относиться к пациентам, как к табуретке: как только врач начинает считать, что он знает всё и перестает «включаться» в пациента — жди чего-то нехорошего.

Активнее всего мы пытаемся бороться с домашними родами

Количество детей, которое может «осилить» женщина без угрозы здоровью? Одна пациентка рожала у нас 11-й раз. И ты же ничего не скажешь, несмотря на то, что и волосы, и зубы, и кожа уже, как у старушки – а ей и сорока нет. На все вопросы один ответ — религия и «Бог дал, бог взял». Но материнство должно быть более осознанным — это работа школы материнства и отцовства, врачей поликлиники. Конечно, мы тоже проводим просветительскую работу, по тысяче раз напоминаем в консультации про предохранение: 100% гарантию не дает ничего, но 98% — это презерватив. Потом идут гормоны, спирали и прочее.

Фото: Ben Zank

В Украине все рожают по контракту, поэтому весь процесс (и его финансовая сторона, в том числе) происходит довольно четко: фанатичек, вдруг отказывающихся от наркоза, тоже встретишь редко. Ты выбираешь палату, врача (или просто дежурную бригаду) – цены в зависимости от всех этих пунктов варьируются. Кесарево сейчас проводят только по показаниям. По блату у нас не делают (когда за деньги просят «прокесарить», несмотря на показания, чтобы не чувствовать боли при естественных родах, – Прим. KYKY).

Максимально за сутки у нас было 30 рожениц. Партнерские роды случаются все чаще, и мне нравится эта тенденция. Но на них, в основном, приходится приводить в чувства мужчин: многие, хоть теоретически и готовы, но на деле падают в обморок. Вмешиваются в процесс нечасто, но бывает: «А что вы сейчас делаете? А почему шьете?» В таких случаях отвечаешь «потому что» и концентрируешься на процессе, потому что когда роженица кричит, ребенок вот-вот появивится, да еще и муж суетится — это ни один врач не осилит. Единственное, что я чувствую после: «Ура, все обошлось!» – чувство выполненной работы и облегчения. Среди пациенток всё очень индивидуально: одна родила и чуть ли не сразу встала и пошла дальше, у другой – истерика. Некоторым даже от секса больно — болевой порог у всех разный.

Домашние роды — вот то, с чем мы сейчас пытаемся бороться активнее всего. Чаще всего их выбирают обеспеченные люди с акушеркой дома и бригадой «наготове». Но и больничные палаты максимально пытаются приблизить к домашней атмосфере. Давайте посмотрим на смертность: лучше успеть все оперативно провести, когда под боком операционная, или надеяться на чудо и скорость передвижения бригады без учета пробок?


Во время родов можно чем-нибудь заразиться, пациенты могут не предупредить о своих болезнях

Работать с людьми — это сложно. Несмотря на своё собственное состояние, ты всех должен успокоить, эмоционально вложиться, а еще вести и контролировать процесс появления нового человека. На выходных я стараюсь отсыпаться, читать книги (и даже здесь практическая гинекология — прим. KYKY), на конференции и семинары ездить. Есть распространённая шутка про то, что врачи много пьют – но у врачей нет свободного времени вообще. Ты постоянно включен в процесс обучения. Грандиозных карьерных планов я сейчас не ставлю. Но в плане медицины и подходу к процессу родов мне нравится Италия — у них очень хорошее оборудование.

Кстати, ничего общего с реальностью шутки про гинекологов не имеют: извращенцы в гинекологию работать точно не пойдут, здесь нужна крепкая психика. Видеть в этом какой-то сексуальный подтекст? Может, только если у врача какие-то проблемы с женой/девушкой, и он начинает видеть пациентку, как не пациентку. Но это и в другой специализации может быть.

Фото: Evelyn Bencicova

Да, критика врачей не проходит никогда. Но лично меня никогда не обслуживали ужасно на приеме у того же терапевта, хотя я сам хожу в обычные поликлиники. Агрессивно требующие пациенты пускай пойдут поучатся девять лет, потом получают за это копейки и при этом требуют сами от себя выкладываться максимально. Вся эта низкооплачиваемая история с медработниками берет начало в СССР: когда товарищ Сталин поднимал зарплату учителям, а про врачей сказал, мол, хороший специалист и так всегда найдет себе работу. Из плюсов профессии сейчас — мы анализы можем сдавать бесплатно (смеется). 

Кстати, во время родов можно «бонусом» чем-то заразиться. Были такие случаи: гепатит, ВИЧ, причем пациенты тебя могут даже не предупредить про это. Конечно, все работают аккуратно и стерильно, но всё равно можно уколоться, в глаз может брызнуть кровь — и всё. Страшно ли врачам? Нет, страха нет.

Чего вы ко мне пришли? Лечитесь у гугла

Половым воспитанием и адекватному отношению к собственному здоровью должны заниматься семья и школа. А беременность всегда лучше планировать. Да, сейчас и правда люди, которые очень хотят детей, годами не могут забеременеть… А у алкоголиков и асоциальных групп, наоборот, конвейер. Возможно, так происходит потому, что они просто не парятся, но это несерьезно. Планирование — это когда вы с партнёром этого ребенка действительно хотите, и подвергаете все стороны меньшему количеству рисков.

Сам процесс родов в будущем вряд ли как-то изменится: скорее, только система ЭКО и прочие новинки будут становиться все дороже. Оборудование, технологии станут лучше, но полностью обезболить этот процесс просто нереально — как же тогда будут проходить схватки? Еще очень дорого стоит поддерживать недоношенного ребенка жизнеспособном состоянии: 500-600 долларов за один день. Ни одна государственная больница себе этого не позволит, если мы говорим про очень ранние сроки – до 30 недель. Большая ставка будет на развитие генетики: чтобы на самых ранних сроках можно было точно диагностировать все генетические заболевания.

Фото: Ben Zank

Запомните, все настоящие медицинские порталы и форумы с закрытым доступом, это правда. Там нужно проходить обязательную регистрацию: кто ты и где работаешь, специализация, скрин диплома и т.д. У обычного человека нет знаний для такого рода информации, попади он на неё — может сделать неправильные выводы, а потом прийти на прием и указывать, как его нужно лечить. Я в таких случаях спрашиваю: «Так чего вы ко мне пришли? Лечитесь у гугла».

«Женщины, милые, ну зачем доводить себя до удаления органов?»

У девушек самая частая проблема — запущенность, с той же молочницей. Появилась проблема, девушка решила «ну потерплю», поспрашивала у подружек, дальше сама лечила. К врачу приходят уже на запущенной стадии, когда это всё сложнее вылечить. Никто не любит ходить к врачам.

Были случаи, когда женщины, в основном, постарше, увидев в кабинете молодого врача-доктора, просто уходили. Обычно стесняются именно женщины в возрасте, не молодые девушки. Может, им неловко или сложнее как специалисту доверять парню. Здесь нет и не может быть никакой эстетики, скорее, личная боль – когда пожилые женщины, за неимением денег на операцию, доводят себя до чудовищных проблем. Ты смотришь на это с одной лишь мыслью: «Женщины, милые, ну зачем доводить себя до удаления органов?»

Но с личной жизнью всё хорошо, работа на либидо никак не влияет. Среди друзей и приятелей тема друга-гинеколога тоже не вызывает шуток или недоумения, скорее наоборот: подруги и знакомые девушки постоянно пытаются заочно проконсультироваться. Я помогаю им вычленить из жалоб диагноз, но всегда говорю: «Девочки, вы же большие, бегом на приём к врачу!»

В экстренном случае – если мы говорим про роды в самолете – я бы в стороне тоже не остался, помог бы. Но это потому, что мы давали не клятву Гиппократа (она не разрешает делать даже аборты) – а клятву врача (современный аналог).

Ну а когда у моей девушки задержка, либо что-то беспокоит, я пытаюсь включиться как врач, но она мне запрещает. Поэтому мне остаётся просто настаивать: «Сходи к гинекологу, пожалуйста, будь человеком!»

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Это что, свобода? Как прошёл пока что лучший фестиваль этого лета Stereoweekend

Культ • редакция KYKY
На этих выходных в Минск приехали Ваня Дорн, исландцы GusGus, больше танцор, чем певец Monatik, обожаемые девочками «СБПЧ», любимые их мамами «Браво» и еще много хороших исполнителей. Весь этот лайнап уместился в двухдневный Stereoweekend. Показываем самое интересное c фестиваля, который пока забрал отдельный от всех, недостижимый пъедестал у FSP.
Популярное