«Если диспетчер отказывается сливать контакты смертельных вызовов, это делает участковый». Как процветает похоронный бизнес в Беларуси

Деньги • Евгения Долгая
После смерти кого-то из близких родственники сразу же звонят в скорую или милицию, чтобы зарегистрировать смерть. Многие из медиков или участковых после осмотра тела вручают родственникам умершего визитки «своих» ритуальных услуг. Официально это запрещено, но на практике такие приработки – не редкость. Сами работники этой сферы не считают циничным заработок на смерти других – ведь «каждый просто делает своё дело».

Когда человек умирает, родных всегда накрывает стресс. Но чтобы зафиксировать смерть, приходится вызывать скорую и милицию. Они осматривают тело на наличие признаков насильственной смерти. Если человек трудоспособного возраста, без хронических заболеваний, которые могут привести к смерти (например, онкологии), его тело должны направить в морг для установления причины смерти. В посмертном эпикризе есть часть, которую подписывают родственники: согласие на захоронение без вскрытия.

Но среди милиции и бригад скорой помощи уже считается нормальной практика рассказывать о случаях смерти работникам ритуальных услуг. Доложить может диспетчер скорой помощи, а может и участковый. Если врач или диспетчер передает ритуальным услугам номер телефона родственников умершего, он делает это на свой страх и риск: руководство, по словам одного из наших героев, жестоко наказывает за такие случаи (или намекает, что рекомендовать можно только определенные компании, с которыми у них договор). И всё равно «скорая» может невзначай подсунуть визитку знакомого ритуального агентства родственникам умершего человека или участливо посоветовать, куда им обратиться. Само агентство берет на себя организацию всего: от гроба до отпевания. Ну а чтобы место на кладбище попалось таким, как хотят родственники, скорее всего, тоже придется заплатить. Люди, которые работают в этой схеме, уже давно относятся к ней со спокойствием – для них это просто бизнес. Тем более, иногда они помогают своим же родственникам. 

«Через пару дней агент  деньги привез, поблагодарил и попросил продолжать в том же духе»

Фельдшер скорой помощи Мария: «Во времена, когда работала на скорой помощи, ритуальные агентства  частенько подбрасывали приработок – нужно было родственникам умерших пациентов давать визитки с ритуальными агентствами. Если родственник пользовался услугами данного агентства, бригада скорой помощи получала приработок. Сумма небольшая – около 10 долларов за «обработанного» клиента. Убитые горем родственники обычно уязвимы и хотят максимально поручить организацию похорон на ритуальные услуги. Не все диспетчеры скорой помощи сливают ритуальным услугам информацию об умерших. Но есть и те, кто это делает. Там уже ценник больше примерно в два раза. Если диспетчер отказывается сливать контакты смертельных вызовов, то это уже делает участковый милиционер. Бывает, когда мы приезжаем на визит, и уже звонят из ритуальных услуг. В таких случаях становится ясно, откуда это идет. Официально это не разрешено, и далеко не каждый человек пойдет на сделку. Но посмотрите, ритуальные агентства вполне себе процветают, значит, находятся те, кто сливает информацию: как среди диспетчеров, так и среди бригад скорой помощи. Моя знакомая работала по распределению в поликлинике. У нее на участке умер дедушка. Там старики одинокие, она сама помогала старушке, потом позвонила знакомому из ритуальных услуг, который перед этим давал ей визитки. Работники услуг приехали, все сделали. Через пару дней агент деньги привез, поблагодарил и попросил продолжать в том же духе.

Иногда это и вполне себе хорошая практика. Любая смерть переносится тяжело. Не могу сказать, что больше жалею молодых, нежели стариков. Жалко всех. Воспринимают люди смерть по-разному: кто-то кричит, кто-то нас обвиняет в смерти. Стараемся близким сразу же сделать успокоительный укол и хоть как-то помочь в горе. Жизнь проходит точно так, как в фильме «Аритимия»: работаешь, а потом пьешь. Жаль, что там не показано количество ненужных бумажек, которые надо заполнять вместо того, чтобы делать свою работу. Когда первый раз даешь визитку родным, совесть мучает. Но успокаиваешь себя тем, что а вдруг это хоть как-то поможет. Лично я стала отказывать ритуальным агентствам после того, как умерла моя бабушка. Не могу объяснить почему, но совесть не позволяет. Мои коллеги в этом всем не видят ничего плохого. Просто бизнес и ничего большего.

Кадр из фильма «Аритимия»

«Милиция редко имеет дела с ритуальными услугами»

Олег, участковый: «Чаще получается так, что милиция не сразу приходит на место смерти. В таких случаях скорая просто не дожидается. Пока милиция осматривает тело, родственникам уже звонят ритуальные агентства со словами сочувствия и предложением услуг. Мне несколько раз поступали деловые предложения по вопросам сотрудничества от ритуальных услуг. Я им даю данные об умершем и адрес с телефоном, а мне за это платят. За каждого «клиента» предлагалось 10 процентов от суммы заказа на похороны. Милиция, на самом деле, редко имеет дела с ритуальными услугами, потому что опаздывает по времени – мы просто невыгодны. А чем раньше узнают о смерти человека, тем вероятнее, что заказ будет «в кармане». Морально хуже всего работать со смертями детей. В таких случаях родители готовы отдать максимально большую сумму, чтобы никак не заниматься организацией похорон. Не осуждаю и не считаю сотрудничество с ритуальными услугами цинизмом. Это просто бизнес, который можно даже назвать полезным. Каждый делает свою работу, за что получает свои небольшие деньги». 

«Дают по-разному: от 20 долларов до 200»

Анна, экс-работник по выдаче мест под захоронение: «Участок для захоронения выделяется только после предоставления родственниками или близкими умершего свидетельства о его смерти. Места выдаются бесплатно. Более хорошие участки (недалеко от входа, светлое место, «не на пригорочке») всегда остаются на случай, когда можно отдать их людям, которые готовы платить. Люди с достатком готовы в горе отдать немаленькие суммы, лишь бы место входило в категорию «достойное». В культуре похорон в Беларуси на место смотрят с перспективой на будущее – чтобы самому быть похороненным рядом. Если умер пожилой и одинокий человек, то родственникам обычно «более все равно», где он будет похоронен. В случае же, когда умирает человек помоложе, уже можно немного «торговаться». Рассказать о хорошем месте, описать его и то, как сложно насчет этого места договориться. Люди сами пытаются сунуть взятку и попросить «договориться». Дают по-разному – от 20 долларов до 200. Люди умирают каждый день, и примерно через день есть конверт с «договоренностью». Самая большая сумма была около 300 долларов: мать хотела, чтобы ее 20-летняя дочь была похоронена рядом с дорогой, так как ей приснился перед этим сон, как дочь ищет дом у дороги. Культ «достойно проводить в последний путь» слишком плотно сидит в голове людей, а в горе человек обычно сам несет все, что у него есть, чтобы максимально выполнить волю ушедшего из жизни близкого человека.

Фото: Евгений Сафонов

На моей памяти еще был случай, когда машина насмерть сбила 20-летнего парня. Матери парня предложили кремацию, она отнеслась к предложению скептически, стала плакать и говорить, что даже не сможет прийти на могилу к сыну. Мы объяснили, что захороняют и прах, и для этого не нужно много места – как в случае с классическим захоронением. Женщина успокоилась и согласилась, так как место ее не особо устраивало, а заплатить она не могла. В случаях кремации захоронение происходит через 9-14 дней – за это время отдают урну с прахом. Бездомных людей хоронят в безымянных могилах, иногда кремируют. Знаю, что многие неравнодушные заказывают для них отпевание».

«Церковь сотрудничает с несколькими ритуальными агентствами, даже ведут журнал учета»

Дмитрий, работник ритуальных услуг: «Работнику ритуальных услуг надо хорошо знать город, кладбища, где и какие там сектора. Цены действительно высокие, но это не наша прихоть. Я не считаю, что мы делаем что-то плохое, — это необходимо. Для меня это не более, чем способ заработка. Совесть не мучает, ничего не снится. Ритуальные агенты хорошо понимают: смерть всегда неожиданна, к ней очень редко готовятся заранее. Люди находятся в стрессе, они не знают, куда бежать и кому звонить, а времени мало. В нашей стране принято хоронить на следующий день после смерти. Времени мало – если бы ритуальные услуги не занимались организацией похорон, то никто из родных не посидел бы рядом с усопшим. Главное качество любого работника ритуальных услуг — стрессоустойчивость и корректность.

Ритуальные принадлежности: гроб и убранство в гроб, крест, венки, табличка — самое необходимое. Также предлагаем батюшку, который может отпеть. У нас есть двое, с которыми сотрудничаем. Церковь сотрудничает с несколькими ритуальными агентствами, даже ведут журнал учета. За отпевание в церквях сейчас фиксированная цена, в среднем – 50 рублей. Отпевание для людей – важная процедура, деньги на нее не жалеют.

Фото: Александр Чекменёв

Теоретически и работники моргов могут давать информацию об умерших, естественно, не бесплатно. Но тела к ним поступают с временными задержками, поэтому информация может быть неактуальна. Не все ритуальные услуги занимаются местами на кладбище. Например, в Минске места выдают только в одном месте –это Спецкомбинат КБО на Ольшевского. И сейчас в Минске открыто только одно кладбище – Западное. Все остальные закрытые, мест нет. Места выдают бесплатно на открытом кладбище, но если хочешь на закрытом, то нужно, чтобы там был похоронен кто-то из родственников. Либо надо заранее выкупить место. Если никого нет, то нужно идти не на Ольшевского, а на само кладбище – и говорить с директором. Вообще места выдаются бесплатно – платишь только в том случае, если кладбище не твоего места проживания. То есть, если ты из Жодино, а хочешь быть похороненным в Минске, придется заплатить. А если, условно, хочется похоронить родственника возле могилы Якуба Коласа в центре кладбища – сразу говорю: это нереально. За деньги можно сделать многое, но не в этом случае. Что касается провинциальных городов, то, опять же, теоретически места бесплатные, но приходится платить. По идее даже заранее застолбленное место, тоже должно быть бесплатно, но это не так».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Один клиент уже направил документы для запуска криптообменника». Приманил ли Декрет о ПВТ иностранного инвестора

Деньги • Ирина Михно
28 февраля в Беларуси официально вступил в силу Декрет №8, о котором писали многие мировые СМИ, и которому так радовались резиденты местного ПВТ. Спустя полтора месяца жизни в новой цифровой законодательной реальности мы решили узнать у юристов, как приживается документ и вызывает ли он ажиотаж среди иностранных предпринимателей. Оказалось, инвесторы едут почти из всех стран мира, но ПВТ пока не готов принять их всех.
Популярное