Где взять млрд долларов и когда занимать очередь в обменник. Разбираем беларускую девальвацию

Деньги • Ира Михно, Жанна Кулакова
Вчера, 28 марта, международный валютный фонд заявил, что есть риск прихода девальвации в Беларусь. Прочитав эту новость, беларус прошел все пять стадий принятия горя, но потом понял, что всю жизнь существует под дамокловым мечом обвала курса. Чтобы понять, насколько все плохо и когда нужно начинать терроризировать обменники, KYKY поговорил с финансовым консультантом TeleTrade Жанной Кулаковой. В конце текста – краткое содержание для тех, кто не любит читать про цифры.

Какая девальвация будет в Беларуси

Ответ на вопрос «будет ли в Беларуси девальвация?» зависит от того, что понимать под этим термином. Беларусы за последние десять лет привыкли, что «девальвация» – это когда вчера курс доллара был один, а сегодня – уже на несколько десятков процентов выше. Такого в стране при нынешнем руководстве Нацбанка не случится. Однако в экономической науке под девальвацией понимают не только одномоментный резкий скачок, но и плавное снижение курса национальной валюты. Такая девальвация в Беларуси будет. По сути, она уже происходит – за последний год беларуский рубль ослабел на 6,3%. Просто на это мало кто обратил внимание, потому что курс доллара почти не изменился. Но российский рубль и евро за год выросли, евро – так вообще на 19%. А стабильный курс доллара объясняется не стабильностью беларуского рубля, а тем, что доллар сейчас слабый. Он уже год падает к большинству мировых валют.

Фото: Nikita Teryoshin

МВФ обосновывает риски девальвации высоким госдолгом. Главная неприятность здесь кроется в том, что значительная часть беларуского госдолга сформирована в иностранной валюте. Каждый год правительству приходится осуществлять значительные валютные платежи. Например, в 2018 году сумма таких платежей составит порядка 3,8 млрд долларов. В масштабах экономики нашей страны это очень большие деньги, и взять их особо негде.

Как растет госдолг страны

Беларуская экономика практически не генерирует иностранной валюты. Конечно, у нас есть валютная экспортная выручка, но вся она тут же тратится на расчеты по импорту. Кое-какие средства в валюте поступают в казну в виде экспортных пошлин, но их немного – в последнее время около 500 миллионов долларов в год. Еще есть золотовалютные резервы (ЗВР). Это такой валютный стратегический запас «на черный день». Сейчас там лежит семь миллиардов долларов.

То есть теоретически ЗВР хватит, чтобы покрыть выплаты по валютному госдолгу примерно на два года. Но на практике допускать полного истощения ЗВР нельзя.

Так что за счет этого источника можно покрыть лишь часть платежей. Например, в этом году правительство использовало 800 миллионов долларов, чтобы погасить старые евробонды. Так где же найти 3,8 миллиарда долларов? Можно, к примеру, взять их в долг. Сейчас правительство очень активно осуществляет валютные заимствования. В частности, в этом году планируется одолжить у разных кредиторов в целом 1,2 миллиарда долларов. Это позволяет частично закрыть ближайшие платежи, однако при таком подходе сокращения госдолга не происходит, он только растет. А значит, растет и будущая кредитная нагрузка.

Где взять миллиард, чтобы выплатить валютные долги

А теперь простая арифметика. В 2018 году правительство планирует направить на платежи по валютному госдолгу 500 миллионов долларов за счет пошлин, 1,2 миллиарда долларов за счет новых кредитов и 1 миллиард долларов за счет ЗВР. В общей сложности это 2,7 миллиарда долларов. Но ведь нужно на миллиард больше! Источник этого миллиарда в планах правительства четко не прописан. Зато в бюджете-2018 заложено 1,95 миллиарда рублей на обслуживание внешнего долга. Это как раз недостающий миллиард долларов. Но бюджет формируется в беларуских рублях, а нам нужна иностранная валюта.

Всё это наводит на мысли, что правительство выкупит валюту на внутреннем рынке – примерно так, как люди с зарплаты покупают валюту в обменниках.

И вот тут возникает девальвационный риск. Курсы валют (и вообще любые цены) зависят от спроса и предложения. Ну, например, если из-за плохой погоды будет неурожай картошки, она подорожает, потому что будет в дефиците. А если в дефиците будет иностранная валюта, то и она станет дороже. Так работает рынок. Повышенный спрос на иностранную валюту (в том числе и со стороны государства) будет давить на беларуский рубль.

Фото: Питер Кул

Как беларусы будут выживать, если у нас не будет «попиццот»

Помимо государства, валюту покупают и продают население и предприятия. Первые так сберегают, вторые – осуществляют расчеты по внешнеторговым сделкам. В 2016 году и в первом полугодии 2017 года за счет населения на внутреннем рынке формировались большие валютные «излишки»: люди из-за низких доходов «проедали» валютные накопления. Но со второй половины 2017 года ситуация изменилась: доходы выросли, кредиты подешевели, как следствие – люди уже не так активно продают старые валютные заначки и активно покупают импортные товары. Теперь «излишка» валюты на внутреннем рынке нет. И государство вряд ли сможет выкупать валюту безболезненно для рубля.

Если правительство не станет слишком активно «накручивать» среднюю зарплату до 1000 рублей, то беларуский рубль по итогам 2018 года вряд ли упадет больше чем на 10%. Так что паниковать не стоит. Но и питать чрезмерный оптимизм насчет ситуации на валютном рынке тоже не нужно – рубль будет постепенно слабеть до тех пор, пока наша экономика не начнет генерировать достаточно валюты. А в ближайшее время она не начнет.

Итог от редакции: что хотел сказать финансист

В стране (в этом году) точно не повторится экономический сценарий 2011 года: доллар резко не вырастет на много копеек, можно не переживать. Тем не менее, беларуской экономике по-прежнему плохо: постепенная девальвация давно происходит, рубль падает, но мы этого не видим, потому что и доллар падает. Но доллару де-факто проще. Наша страна не может печатать купюры с Бенджамином Франклином и влезает в огромные валютные долги, выплатить которые не представляется возможным: не хватает нескольких миллиардов долларов. О том, где власть будет их искать – не пишут, скорее всего, чиновники этого просто не знают. Возможно, покусятся на неприкосновенные золотовалютные резервы, но тогда мы останемся без «заначки» и будем, как в сказке Шварца «Голый король» (хотя, чисто теоретически мы и так в ней). Вопрос: где взять деньги? Можно было положиться на простых смертных – беларуские компании и граждан, которые сдают валюту в обменники. Но они уже не так активно сдают – нет необходимости: зарплата стала получше, кредиты – пониже. Нужно снова думать. Выход от финансиста: просто не накручивать среднюю зарплату и реформировать экономику так, чтобы она начала генерировать достаточно валюты. Но пока что ничего не происходит.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Фейсбук и спецслужбы следят за мной? Всё, что нужно знать о персональных данных

Деньги • Алиса Петрова
Инфоповодов, связанных с персональными данными, хватает. Это и Facebook с утечкой информации о 50 миллионах пользователях, и система соцрейтинга в Китае, и постоянные баталии мессенджеров и спецслужб. Вместе с адвокатом, кандидатом юридических наук Виталием Коледой и СТО стартапа KUKU.io Дмитрием Дудиным разбираем, что такое персональные данные и как их охраняет закон, можно ли их стащить без вашего согласия и есть ли смысл судиться с навязчивыми продавцами окон.
Новое
Популярное