«Каждый раз перед походом в туалет я писал заявление на имя директора». Беларусы о своих начальниках-монстрах

Деньги • Ирина Михно
Хоть раз в жизни у каждого работающего человека был начальник, которого в кулуарах называли не по имени, а просто исчерпывающим словом «мудак». Чтобы понять, какие у беларуских боссов есть проблемы, мы попросили уже реализовавших себя людей рассказать, какой руководитель был в их жизни самым плохим. Если вас вопреки всему такие истории не коснулись – читайте и радуйтесь.

Директор по связям с общественностью Wargaming Иван Кузнецов: «Иван, поставь чайник. Так, встань, иди к чайнику, нажми кнопку»

«Историю, которая случилась со мной лет десять назад, я хочу начать с небольшого предисловия. Любые взаимоотношения: мужчины и женщины, женщины и женщины, мужчины и мужчины, сотрудника и начальника – это всегда дорога с двусторонним движением. Поэтому важно понимать, что проблемы с начальством возникают не только из-за якобы неадекватности руководителя. Возможно, вы сами виноваты в том, что не набрались смелости на старте сказать, что не хотите работать с этим человеком. Ведь собеседования устраивают не только для оценки потенциального сотрудника, но и для начальника.

У меня все же случился прокол, я устроился на работу, микроменеджмент которой меня очень волновал и постоянно вгонял в негатив. Большую часть рабочего времени я был настроен не на решение задач, а на отчетность за каждый, реально каждый сделанный шаг и на учитывание мнения руководителя о том, как правильно эти шаги надо делать. Это действительно раздражает, особенно, когда ты занимаешь должность, подразумевающую самостоятельность. Я же не стажером в компанию пришел. Приведу условный пример моей коммуникации с начальником. Он говорит: «Иван, поставь чайник. Встань, иди к чайнику, нажми кнопку». Ты ему отвечаешь, что понял задачу, чайник через три минуты вскипит. Он одобрительно говорит: «Мг». И через десять секунд продолжает: «А вода уже нагрелась до 60 градусов? А до 80? А когда нагреется?». Думаю, этой зарисовки достаточно, чтобы понять, почему меня не устраивало это руководство. Но это история со счастливым концом: спустя 4-5 месяцев я решил, что мне не так важна ни та должность, ни та зарплата, чтобы терпеть все это, и решил уйти из компании. Как только я принялся писать заявление об уходе, моего начальника уволили. Ну и я радостно проработал в той фирме еще года два». 

Режиссер монтажа Евгений Синиченко: «Начальник кидался в нас предметами интерьера – угрозы увольнениями пугали меньше всего»

«Решил устроиться на очередную работу, пришел на собеседование: все хорошо, зарплата – приличная, в общем, работай – не хочу. Спустя недолгое время начали всплывать подводные камни. Первое разочарование – начальник без образования, которое позволяет занимать руководящую должность, и без опыта управления. Учитывая, что работал я не у «частного» бизнесмена, эта ситуация, мягко говоря, удивляла. Но он старался изо всех сил. Правда, руководить не работой, а своим мини-гестапо.

Людей, которые ему не нравились на личном уровне, он увольнял спустя месяц работы просто так. В порыве гнева срывался на работников, вплоть до того, что кидался в нас предметами интерьера – угрозы увольнениями пугали меньше всего. Потом распорядился установить систему пропусков, чтобы знать точное время прихода и ухода работников: чтобы ни секундой позже, так сказать. Причём за переработку, естественно, ни похвалы, ни денег никто не получал. А вот за минуту опоздания начальник мог расщедриться на 30-минутный ор. Рабочие собрания, которые никому не приносили пользы, включая начальника, длились по несколько часов – так, наверное, создавалась видимость его работы. Чуть позже он начал следить за нашими компьютерами: на все установил программу, которая отслеживала и сохраняла все сайты, на которые заходили сотрудники. Причем доступ к этой информации был только у него. Про блокировку социальных сетей я, пожалуй, просто промолчу. Я ушел из компании, но многие еще мои коллеги продолжают там работать. В чем их мотивация, сказать сложно: то ли все боятся потерять стабильность, то ли хорошая зарплата автоматически закрывает глаза на неадекватное поведение руководителя».

Журналист Александр Очеретний: «Каждый раз перед походом в туалет я писал заявление на имя директора»

«В середине 90-х я работал в государственной многотиражной газете – времена, когда рассказывать про такую должность было не стыдно. Тогда беларуских журналистов отправляли в командировки в горячие точки. В очередной раз я поехал на одну из войн на постсоветском пространстве, а когда вернулся в редакцию, обнаружил там нового главного редактора. Учитывая, что коллеги говорили в кулуарах про личностные качества этого человека, я решил сразу подойти к нему и выяснить, работаю ли я еще в этой газете. Он ответил, мол, конечно, с нетерпением ждем текст. Когда мне показали текст после его правок, я, мягко говоря, очень разозлился: человек правил мои впечатления.

Уже тогда я понял, что у нас с ним не сложится, пришел на планерку и, будучи 25-летним сопляком, просто наорал на редактора.

С этого началась наша взаимная нелюбовь. Он поставил мне условие, что выходить из рабочего кабинета я могу только после его разрешения, когда сообщу, куда хочу отлучиться. В итоге дошло до маразма: каждый раз перед походом в туалет я писал заявление на имя директора, что я, такой-то, хочу отлучиться по малой нужде. Передавал начальнику через секретаршу, он ставил подпись о том, что разрешает. Так было и с просьбами отлучиться покурить или сходить по большой нужде. Коллеги откровенно ржали, а я – писал. Работа превратилась в сплошной бред, поэтому мне пришлось просто покинуть ту благословенную редакцию».

Digital-копирайтер Аня Касьян: «Директор не знал, что с людьми нельзя разговаривать так, будто ты их собираешься поцеловать»

«Я работала в компании, руководитель которой понятия не имел, что такое личное пространство. Он, наверное, просто не знал, что с людьми нельзя разговаривать так, будто ты собираешься их поцеловать. При каждом разговоре директор подходил настолько близко, что если поставить рядом бутылку шампанского и зажечь свечи, могло бы показаться, что у вас свидание. Даже в те моменты, когда он откровенно кричал. И так было всегда, общение исключительно в форме «глаза в глаза, рот в рот».

Фото: Стэнли Кубрик

Учитывая, что у начальника банально был не самый приятный запах изо рта, диалоги с ним давались крайне мучительно. А еще он был жутким тактилом: постоянно трогал то за плечо, то за руку – ему нужно было все осязать, в том числе и подчиненных. У нас перманентно была некая прелюдия по принуждению. Возможно, эти вещи можно было начальнику простить, если бы он был хорошим руководителем. Но, увы, компания с ним не сильно преуспевала. Возможно, потому что больше времени директор уделял не рабочим вопросам, а слежке за сотрудниками. Например, чтобы мы не дай бог не задержались на три минуты на обеде или не слишком много времени тратили на личные звонки». 

Директор клининговой фирмы Инна Раевская: «Злоупотреблял, часто делал это прямо на рабочем месте»

«Самый худший начальник попался мне, когда в свои 25 лет я решилась устроиться на срочную подработку в ночную смену в «Евроопт». Работала в гипермаркете за Малиновкой, занималась выкладкой товара. Первое время мой босс еще в качестве обычного сотрудника работал вместе со мной карщиком. Кара – это та самая машина с вилами, при помощи которой снимают товары с верхних полок на складах. В какой-то момент этого человека решили назначить начальником ночной смены, и под его руководство попала пара десятков человек.

 

Это было крайне странно, так как бывший карщик никогда не работал с подчиненными, видел этот процесс только со стороны – естественно, с позиции «униженных и оскорбленных» работников. Первый его грех – он злоупотреблял, часто делал это прямо на рабочем месте, мы не всегда понимали, как его вообще охранники на смену пускают. Был очень капризным и высокомерным – человеком настроения.

Он мог поругаться со своей возлюбленной дома, а потом всю ночь орать на нас. Причем, о причинах своего настроения от тоже сообщал.

Когда у босса было хорошее настроение, он шутил. И это было еще хуже, чем, когда он кричал. Вел беседы на личные темы, разводил сплетни о сотрудниках и делал замечаниея о внешнем виде, типа: «Баба съедобна, пока молодая». Разошлись мы с этим руководителем так же резко, как и сошлись – его просто сняли с должности. История его яркого взлета и падения сверкнула на моих глазах. Руководство пришло в себя и назначило девушку из продавцов – опытную и довольно адекватную». 

IT-консультант Глеб Рубанов: «Босс искренне пытался сочетать свои знания в IT и опыт младшего офицера»

«Мне никогда не хотелось убить кого-либо из моих начальников, но один товарищ заколебал вусмерть. Я был настроен именно на ту работу, которую он мне давал, – хотел получить опыт менеджмента проектов, поэтому терпел. На собеседовании босс (CTO компании) вёл себя адекватно – драйвово и чётко общался, меня это устроило. Слегка смутил лишь один момент: когда обсуждали гипотетические рабочие ситуации, ему, похоже, не сильно понравились мои ответы на вопрос «Что делать, если горит дедлайн, но есть шанс всё спасти, если работник поработает до ночи?». Это и был звоночек, но мы решили не согласиться друг с другом и двинули отношения дальше.

Его напористый стиль управления чувствовался с первых дней. Он управлял слишком энергично, постоянно «перехватывал руль», тусовал проекты и задачи по пять раз в день – скайп-совещания шли непрерывно. Было ощущение, что начальник круглосуточно на амфетаминах. К этому ещё добавлялся армейский стиль коммуникации, помноженный на московские деловые манеры. То есть если босс на свой риск принял решение всё бросить и побежать в другую сторону – все немедленно бросили и побежали, поменяли приоритеты и так далее. Все были обязаны действовать в русле его решения. Если он решил, что нужны какие-то организационные ритуалы (митинги, отчетность), я беспрекословно должен был их организовать, даже если был не согласен и считал их бесполезными. Интересно, что товарищ был не старый – всего 35 лет на тот момент. Он просто абсолютно искренне пытался сочетать свои знания в IT и опыт младшего офицера, полученный им в военном училище.

Забавный момент: на каждую тему или задачу в скайпе создавался отдельный групповой чат. Когда я уволился, потратил половину воскресенья на то, чтобы сотни этих чатов удалить из закладок. В общем, начальник был яркой личностью, и выстроенная им система тоже была яркой. Жалко только, что сильно выматывающей и не сверхэффективной. Через полтора года работы с ним я ушел на свой хлеб – на момент прихода на эту работу уже всерьез планировал начать свое дело, так что он только укрепил меня в этом решении, но не повлиял на его принятие. Человек построил странную систему, я в ней поработал, было весело и нервно. Ну и ладно».

Культуролог Вадим Можейко: «Начальник абсолютно все письма писал капслоком»

«Самый ужасный начальник в моей жизни – главный редактор «Белгазеты» Игорь Высоцкий. В этой газете я проработал около полугода. Это была далеко не первая моя работа – на самом деле, просто казалось любопытно вести колонку в газете, которую читал когда-то студентом. Я обычно привыкаю к любому стилю общения с редактором, поэтому сперва воспринимал его поведение спокойно – ну, такой у человека характер. При первой же встрече этот человек перешел со мной на «ты», абсолютно все письма писал капслоком и отправлял их через древнюю почтовую программу, из-за чего сообщение было похоронено под ворохом переписки. При личной встрече беспрерывно курил, делал это даже в кабинете. И предъявлял претензии, якобы в моих колонках на беларуском языке допущены десятки ошибок. Хотя ни какую конкретно ошибку Высоцкий указать не мог, а глава ТБМ даже написал особую благодарность: мол, впервые за двадцать лет в «Белагзете» появились материалы на беларуском языке. После откровенно хамского письма Высоцкого я предпочел просто не продолжать ни переписку, ни сотрудничество – благо, свой шаблон с «Белгазетой» я закрыл, а в Беларуси и за ее пределами хватает адекватных главредов. Гонорар за последний материал мне так и не перечислили, но я считаю, что общение с таким человеком не стоит этих денег».

PR-специалист Наталья Гантиевская: «За полгода работы я была и дурой, и тупой, и никакой»

«У меня было несколько работ, и на каждой хватало неадекватных начальников. Расскажу про самый яркий пример. Я пришла на должность специалиста по маркетингу в компанию, которая занималась продажей и арендой строительной спецтехники. Фирма была новая, всего пару месяцев на рынке. Я – хоть и не молодой специалист, но тоже в то время без опыта работы в маркетинге. В общем, развивались вместе. Учитывая, что штат был маленький, на меня взвалили кучу обязанностей, вплоть до работы менеджером по продажам, логистом, переводчиком – в общем, разнорабочим. И все было почти хорошо, если бы не отношение моего руководителя непосредственно ко мне. Он был (и есть) достаточно опытный и грамотный бизнесмен, поэтому я никак не могла понять, за что при каждом удобном случае он устраивает публичные порки, причем только мне. За полгода работы я была и дурой, и тупой, и никакой.

Он постоянно отчитывал, спрашивал, уверена ли я в том, что вообще способна заниматься маркетингом. До слез доводил, бывало и такое.

Я терялась, думала, что он либо меня проверяет таким способом, либо за что-то ненавидит. Работали мы от звонка до звонка: с 8 утра до 8 вечера, никогда не отпускал, ссылаясь на то, что «это бизнес, детка». Мы даже по субботам выходили. При этом я бы не сказала, что получали бешеные деньги.

Потом компания вышла в топ, пошли звонки, заказы. Клиенты и партнеры, с которыми я работала напрямую, были довольны и говорили мне об этом. Конкуренты начали копировать наши «фишки». Однако подколки и унижения от начальника не прекратились. Когда мой контракт закончился, я решила, что не буду его продлевать. Пришла к начальнику, он спросил, что не так, почему ухожу. Не стала говорить, что он меня довел, и я уже думаю, как бы поэлегантнее повеситься, просто подписала заявление и ушла. Он сначала предложил должность директора по маркетингу, а потом сказал: «Идешь – иди», только в более грубой форме. Спустя какое-то время, когда я уже работала в другом месте, мне позвонила бывшая коллега и сказала, что тот самый начальник прилюдно меня похвалил – сказал, что я была одним из лучших его сотрудников и он сожалеет о моем уходе. Я была ошарашена. Но еще чуть позже случилось вообще невероятное: на каком-то мероприятии он радостно подошел ко мне и обнял. А я до сих пор не понимаю, как можно откровенно гнобить человека, а потом улыбаться ему в лицо».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Деньги в мешках из-под картошки и МАЗ за 60 000: как мы строили бизнес в 90-е

Деньги • Екатерина Ажгирей
90-е – время надежд, отчаянного бизнеса и историй, в которые сегодня сложно верить. И Минск застало вымирание целых предприятий, инфляция, громадные очереди с талонами и бесконечные идеи, как же во всем этом выжить, да ещё и заработать. Мы собрали несколько абсолютно реальных историй о том, как можно было разбогатеть на перекупке МАЗов и собрать прибор по распознаванию фальшивых денег.
Популярное