«Все рождаются итальянцами, немцами, поляками, а в Беларуси – пенсионерами!» Люди без трудовой книжки говорят о пенсии

Деньги • Ирина Михно
Как можно надеяться, что пенсионная система доживет до момента, когда тебе будет 70 лет? А даже если доживет, как рассчитывать свою жизнь на 200 долларов государственной пенсии? А что делать, если у тебя даже нет трудовой книжки и стаж не «капает»? Мы нашли таких людей и спросили, как они представляют свою пенсию – и в этой ли стране.

Думать о пенсии в современном мире – немного унизительно. Ведь сам факт выхода на пенсию означает, что ты стал ненужным, предоставленным самому себе. Еще в Советском союзе на «заслуженный и вечный отдых» отправляли работников заводов, которые изматывались на физически сложной работе – это можно понять. Но если человек зарабатывает на жизнь умственным трудом, что ему можно предложить на пенсии? Он хочет работать до того момента, пока организм будет ему это позволять. Миллениалы не копят трудовой стаж, они откладывают (или пытаются) деньги на домик у моря, куда смогут приезжать с детьми и внуками в отпуск – понятия «пенсия» для них фактически не существует. Да и как можно расчитывать, что нынешняя пенсионная система проживет еще 40-50 лет?

Важно понимать, что у любого, даже у беларуса без трудовой книжки и ИП, будут пенсионные начисления от государства. Сегодня в Беларуси есть два вида выплат: социальная и трудовая пенсия. Вторая положена людям, которые регулярно делали взносы в ФСЗН, ну или за них эти взносы платил их работодатель. Первая – всем нетрудоспособным по здоровью людям, ну и тем, кто по разным причинам не заработал себе трудовую пенсию. Наличие и размер пенсии зависят и от трудового стажа, и от разных персональных нюансов. Важно даже то, где и на каких условиях работал человек.

Но есть примерные общие параметры. Для выхода на полноценную трудовую пенсию к 2018 году нужно 16,6 лет стажа, а после 2025 года, когда закончится трудовая реформа, придется доказать, что вы официально трудились не меньше 20 лет. А если у вас трудового стажа недостаточно, есть выбор: либо «наскрести» стаж, либо выйти на социальную пенсию. Сумма последней составляет всего половину бюджета прожиточного минимума, которой хватит разве что на хлеб без масла – около 105 рублей. И выплачивать ее начинают на пять лет позже трудовой. 

Сооснователь игры «МозгоБойня» Александр Ханин о пенсии беларуского предпринимателя

«У меня нет и никогда не было трудовой книжки. Когда закончил школу, пошел в БНТУ на строителя, а после того, как через 2,5 года меня попросили из университета (я сделал все для этого), поступил в ЕГУ. Не особо тогда понимал, что такое трудовая: родители рассказывали и даже показывали ее, но для меня это было чем-то из взрослой жизни, не сопоставимым со мной. В Литве я успел поработать в нескольких компаниях, потом появилась «МозгоБойня», и я стал чаще проводить время в Беларуси. У меня не было необходимости устраиваться на работу «к дяде». Есть два типа людей: с предпринимательским складом ума, и те, кто не представляет иной жизни, кроме как ходить каждый день на работу к девяти утра. Говорю о последних без негативных коннотаций – если бы все были предпринимателями, мир поглотил бы хаос. Но прекрасно понимаю, как именно предприниматели в Беларуси живут без трудовой. Меня этот аспект социальной жизни никогда не касался, я не понимаю этого института, не знаю, зачем он нужен лично мне.

Но несколько лет назад я задумался о неком страховании своей нищеты в старости. Наверное, этому поспособствовали родительские наставления типа «вот же, как же ты будешь жить?». Конечно, они были сделаны в свойственной нашим отцам манере, но с другой стороны, сказаны людьми, у которых уже есть большой опыт. Я прислушался, но решил пойти немного другим путем: думал не о том, что надо сделать, чтобы получить трудовую – границы стран сейчас размываются, никто не знает, где я встречу свои 70 лет и что будет с беларуской пенсией. Размышлял, что я могу сделать прямо сейчас, чтобы в момент, когда закончатся все мои деньги и работа, у меня была финансовая подушка безопасности. И я начал откладывать.

Есть две истории: складывать деньги в банк или шкаф, и инвестировать. Последнее тоже делится на несколько вариантов: бизнесы, фонды и прочее. Нахожусь в стадии изучения этого «мира» и пока просто откладываю в шкаф. Хотя в моих юношеских иллюзиях до сих пор живет картина о том, что я всегда буду работать: идеи будут литься фонтаном из моей головы, а деньги – падать на банковский счет бесконечно (улыбается).

Тот, кто пеняет на государство и говорит, что оно должно его обеспечивать, а потом жалуется на маленький размер пенсии, мыслит нерационально. Если говорить утрированно и грубо, никто нам ничего не должен, в том числе – государство. Да, мы не выбираем страну, в которой рождаемся, да, в Швейцарии пенсия немного больше – ее пенсионеры могут на эту сумму позволить себе путешествия.

Но правила беларуской «игры» все знают: если ты не позаботишься о том, чтобы на пенсии выжить, никто за тебя об этом не подумает.

Тем более трудовая книжка – это тоже почти квест, как накопления полетов в авиакомпаниях. Раньше я летал меньше, но постоянно думал о том, где нужно зарегистрировать свой номер, куда слетать и так далее, чтобы получить бонусы. Потом понял, что на это уходит огромное количество энергии, так что лучше вообще про это не думать и освободить больше времени для продуктивной ментальной деятельности. Так и с трудовой: мне проще подумать о том, где заработать тысячу долларов в месяц, чтобы триста из нее откладывать, а за год получить 15 тысяч долларов, вложить их куда-нибудь, конечно же потерять, но приобрести опыт и снова выйти «на волну». Этот движ мне нравится больше, чем сорок лет париться о том, насчитывается мне стаж или нет, чтобы «в конце» получать двести долларов в месяц. Меня гнетет мысль, что я буду зависеть от государства, даже того, где родился.

Я знаю, как хочу жить, – расслабленно. Уже чувствую, как залихватски комментаторы поливают меня дерьмом – имеют полное право. Даже когда мы работали над «МозгоБойней» по 16 часов в день (я не преувеличиваю), было кайфово – а если работа не приносит удовольствия, не стоит отдавать ей годы жизни. Сейчас у меня период небольшого творческого анабиоза: созерцаю, присматриваюсь, но понимаю, что у меня нет отметки в возрасте, до которой я буду впахивать и жизни не видеть, а потом начну бесконечно чилить.

Тема Лебедев скинул в свой телеграм-канал классную мысль о том, что эвтаназия – хорошая штука. Так что если в старости вместе с работой и головой закончится даже моя подушка безопасности, и нормальной пенсии у меня не будет, потому что в свои 18 лет я не оформил трудовую, просто съезжу в Швейцарию и попрощаюсь с этой жизнью, потому что она мне будет не мила».

Телеведущий и спортсмен Павел Сыроежкин о пенсии беларуса-путешественника

«Первая запись (она же и последняя), в моей трудовой появилась в 1997 году, когда я, будучи студентом стационара, по ночам работал охранником в «МакДональдсе». В ту пору существовали ещё частные охранные агентства, в одном из которых я и числился. После окончания вуза пару лет жил в Москве, а затем ещё три года – в Австрии, где проку от моей трудовой не было совершенно никакого. А по возвращении из альпийской республики у меня случилось десятилетие шоубиза, пришедшееся на времена «чёрного нала» и гонораров в конвертах. Сейчас, разумеется, все по-другому. Но в нулевых это была весьма распространённая схема. Ну а после того, как я «повесил микрофон на гвоздь», мы с семьей снова на долго уехали в США. Там, разумеется, об этом анахронизме, никто и слыхом не слыхивал. Вот и пылится моя трудовая вот уже пару десятилетий, аки нетоптана фиалка.

Возвращаясь в дни сегодняшние, хочу дважды подчеркнуть, что просто рассчитывать в нашей стране только на пенсию – это все равно, что плавно засовывать голову в петлю. Даже просто жить на эти гроши, не говоря уже о том, чтобы жить полноценно (как те же американские пенсионеры) просто невозможно. Ни для кого не секрет, что то, что нынче творится с ФСЗН иначе, как полным абсурдом, назвать нельзя. Расчёт пенсий не поддаётся вообще никакой логике.

Некоторые пенсионеры, например, с удивлением обнаружили: чтобы сейчас получать больше, им в своё время работать надо было меньше.

Смешно? Только не в нашей «стране для жизни».  Ещё один грандиозный факап заключается в том, что тот пенсионер, который много и тяжело работал всю жизнь, далеко не всегда будет получать несоизмеримо больше дворового алкоголика Толика, который получает социальный пенсионный минимум. Разница, конечно, будет, но далеко не в разы. Отсюда элементарный вывод: витально необходимо повышать свою финансовую грамотность и использовать хотя бы простейшие финансовые инструменты (ГКО, ценные бумаги, акции, миноритарная доля в микробизнесе, пускай даже сдача квартиры в аренду), дабы не держать «все яйца в одной корзине» на пенсии, и лишь на неё, горемычную, уповать на старости лет.

Я абсолютно уверен, что свои «золотые годы» буду встречать в ротанговом кресле, любуясь прекрасными закатами с книжкой на коленях. Это будет точно не в этой стране, а в иной, с более благоприятным климатом (и не только природным), морским побережьем, и гораздо более толерантным отношением к старикам, при полном отсутствии эйджизма. Предпосылки и основу для такого развития событий я создаю и закладываю уже сейчас».

Экс-журналист и предприниматель Иван Шило о пенсии беларуса, который работает за границей

«Наверное, чтобы получить трудовую, нужно пойти куда-то и что-то сделать – я не ходил. Ведь, чтобы пойти, кто-то должен тебя отправить — меня не отправляли. Если серьезно, работал либо по договору подряда, либо за границей, либо неофициально. Сейчас у меня есть работа за границей и статус учредителя бизнеса. Ни там, ни там трудовая не нужна. Да я и не хотел никогда заводить трудовую. Но если заведу, что маловероятно, то у меня будет стаж – армейский. Говорят, его можно внести в эту книжку. Я примерно представляю, как устроена работа на государственных предприятиях, знаю, зачем там нужна трудовая книжка, но совсем не представляю, зачем там работать. Если там можно не работать, значит, можно и спокойно прожить без трудовой книжки. Хочу уточнить: пенсия начисляется не тем, у кого есть трудовая, а тем, кто платит взносы в ФСЗН. Плачу ли я такие взносы? Нет, да простят меня теперешние пенсионеры.

Что касается моей пенсии, я интуитивно чувствую, что все сильно поменяется. В конце 19-го века люди работали с детства по 16 часов и не знали о выходных и отдыхе на старости лет, а в итоге получили их в конце жизни. Может, сейчас будет наоборот?

В условной Финляндии базовый доход, может, и появится. Но чую я, это не связано с наличием у них трудовых книжек.

Вообще я не собирался работать: в свои 25 лет думал, что буду просто лежать, и всё. Но сейчас трудовая занятость мне нравится, и я даже уверен, что работа продлевает жизнь. Не физическая, конечно. Преподаватели в университетах достаточно долго живут, ведь занимаются умственной работой иногда на протяжении всей жизни. Так что надо держать себя в руках и работать, если хочешь увидеть, как в Финляндии появится базовый доход, а SpaceX будет летать в Вильнюс».

Дизайнер Стась Карпов о пенсии «штатного» беларуса

«Я – дызайнер, прычым вэб-дызайнер, а гэта самы горшы варыянт. Мне ужо 35, па беларуских мерках зарабляю няблага, але ў рамках гэтага бізнеса я ўжо стары дзядзенька. Малаверагодна, што калі раптам знікнуць заказчыкі і заказы, мяне вельмі ахвотна вазьмуць працаваць у маладую дынамiчна развіваючуюся кампанію. Высветліцца, што да гэтай пенсіі яшчэ трэба неяк дажыць.

Зараз я ІПэшнік, то бок плачу падаткі, але, скажам шчыра, падаткі маленькія: 5% плюс 500 баксаў ФФЗН – гэта дробязі. Так што падазраю, мая пенсія будзе 100 баксаў – гэта край. Я, можна сказаць, жыву, бачу сваё прызначэнне ў тым, каб дажыць, каб скарыстацца пенсіяй. Да я нарадзіўся, каб стаць пенсіянерам!

Да у нас, беларусаў, ніхто не пытаў: усе нараджаюццатам італьянцамі, немцамі, палякамі, а ў Беларусі людзі – пенсіянерамі!

Акрамя гэтага, у Беларусі я мала таго, што не ведаю, як жыць на пенсію – я не ведаю, што на ёй рабіць. Я не ведаю, дзе мая працоўная кніжка. Па сутнасці, я практычна ніколі не працаваў на дзядзю. Нават калі афіцыйна я працаваў, проста лічыўся ў штате, а на самой справе зарабляў сабе сам. Пасля заканчэння ВНУ я ў адну вядомую IT-кантору размеркаваўся па знаёмству. Лічыўся там нейкім карэктарам, а на самой справе ў нас была свая міні-канторка на сем чалавек. Мы працавалі як бы ў рамках холдынга. Я быў там арт-дырэктарам, таму з мяне смяяліся і называлі «дырэктар-карэктар». Пасля я адтуль сышоў, і мы з сябрам пачалі займацца фрылансам. Адкрылі сваю кантору, але некалькі гадоў таму разышліся – і я зноў займаюся фрылансам.

У нас традыцыя па мужчынскай лініі – у пяцьдзясят гадоў мець інфаркт. Так што у 51 год я рэзка пачну перажываць наконт жыцця на пенсіі, а пакуль сэнсу няма. Але я ведаю, што мне не патрэбная дзярждапамога ў выглядзе пенсійных выплат. Мне трэба, каб у дзяржаве быў бізнес, у якога былі грошы. Бо першае, што пакутуе ад крызісаў і адсутнасці бабла – гэта рэклама, але усе эканомяць на дызайне.

Калі б дзяржава мела вуха, у якое я бы мог крыкнуць, я бы папрасіў яе не рабіць нічога. Нічога не будаваць (бо трэба будзе зносіць), нікому не дапамагаць (бо усім астатнім прыходзіць п*****ц). Але вуха няма. Што я хацеў бы рабіць на пенсіі? Падарожнічаць бы не хацелася, прынамсі, часта. Я люблю дом, люблю займацца усялякімі хатнімі справамі, нешта страгаць, піліць. Ну, такія «мужчынскія задачкі». Дарэчы, я не магу сказаць, што не люблю сваю працу. Яна нармальная. Не захапляе, але і не выклікае нянавісці. Тым болей, у мяне ёсць хобі – срацца ў інтэрнетах, так што я, ў цэлым, самарэалізаваны. Таму думка пра працу да старасці не выклікае ў мяне дрыжыкаў. Іншае пытанне, у дызайне трэба мець больш-менш гнуткі розум, таму што гэта кожны раз праца з нуля. I хацелася б верыць, што я буду ў стане займацца гэтым гадоў праз трыдцать».

Вокалистка группы Shuma Руся о пенсии беларуса-музыканта

«Какой вижу свою пенсию без трудовой книжки? Да никакой. Я в растерянности – уверенности насчет своих шестидесяти лет не имею. Живу сегодняшним днем и иду вперед по назначенному маршруту: ты не знаешь, когда сдохнешь. Но есть запасной вариант: у меня есть домик в деревне, где есть сад – это на случай иметь возможность уединиться там в старости. Плюс, есть мелкие сбережения. Меня к откладыванию денег на пенсию подтолкнули устрашения мамы: «Как же ты на пенсии будешь?!», – до этого я сильно не паниковала по этому поводу.

Но мне хочется сейчас пожить не в страхе за старость, а в удовольствии от молодости и активности. У меня такая стратегия. Трудись я по трудовой всю жизнь или работай на себя, как сейчас, – государство всё равно предлагает минимальную поддержку в старости. Разница невелика. Если выбирать между работой на дядю с пенсией 250 долларов и работой на себя с пенсией в 120 долларов – я, конечно, выбираю на себя. Наше государство умело разводит людей, держа их в страхе жить здесь и сейчас, пугая этой «пенсией». Смысл рвать задницу и пропускать жизнь, ходя на работу вроде кассира, уборщицы или учителя, если в старости государственная пенсия тебя никак не спасет от нищеты? А выплаты пособия мало отличаются от средней пенсии. Несмотря на это, люди живут в страхе, ходят на ненавистную работу, финансово мало обеспечены еще и о старости в 25 лет думают. На**й так жить?»

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«У меня три клиента – мужчины, они тоже наращивают ресницы». Лэшмейкеры и мастер по маникюру о том, как зарабатывать $2000 в месяц

Деньги • Екатерина Ажгирей
Нас с детства вроде бы учат уважать чужой труд, но когда дело касается сферы услуг, у многих это уважение катится к черту. Кто-то хочет легких денег и думает, что они зарабатываются на ногтях, депиляции и ресницах. Оказывается, в бьюти-сферах действительно можно заработать на порядок выше средней беларуской зарплаты. Только для этого придётся брать десятки клиентов в неделю и периодически быть бесплатным ведром для жалоб у своих клиентов.
Популярное