«Приехал в Афганистан к родственникам, у них три машины Range Rover. Откуда? «Мы продаём мак, они – покупают».

Боль • Елена Салапура
По статистике Минздрава, в Беларуси больше 15,5 тысяч наркоманов. А смертность от наркотиков за последние пять лет увеличилась в два раза. Опиаты попадают в нашу страну из Афганистана. Афганский эмигрант и советский солдат рассказывают KYKY, на чём стоит афганский наркобизнес.

Откуда в Беларусь попадают наркотики

Беларусь находится на перепутье наркопотоков. По данным Минздрава, 57,7% из всех употребляемых здесь наркотиков — опиаты, 16,1% — каннабиоиды, 4,1% — психостимуляторы, 2,5% — героин. Амфетамины попадают в Беларусь с Запада, а героин и опиум — проблема наркотрафика из Афганистана. Даже несмотря на то, что Беларусь для наркоторговцев является, в первую очередь, транзитной страной, часть наркотиков «оседает» у нас.

На протяжении столетий именно в Афганистане пересекались национальные интересы ведущих держав мира. Страна находится в самом центре Евразии. Есть мнение, что наркотики — исторический бизнес в Афганистане, но это не так. Там выращивают рис, пшеницу, хлопок, дыню, арбузы, виноград. Что касается мака, то он никогда не был культурой, которую выращивали специально.

Уничтожение посевов мака

«Я родился в деревне, которая находится недалеко от границы с Пакистаном. У нас был участок, на котором мы выращивали пшеницу, рис, помидоры, дыню. Рос «кокнар» (сленговое названия опия-сырца), но мы его зимой использовали, чтобы дети не болели. Перемешивали его с сахаром и на хлеб намазывали, брали совсем немного», — рассказывает Сафи Сайфурахман. В Афганистане он был секретарём транспортной комиссии в Совете министров, потом работал в местном КГБ. С началом войн жизнь в стране стала опасной и Сафи уехал в Беларусь. Сейчас он председатель международной благотворительной общественной организации Афганских беженцев «Афганская община».

Сафи Сайфурахман в Афганситане (второй справа)

«Когда советские войска вошли в Афганистан, против нас ополчились все. Саудовская Аравия и Пакистан помогали мятежникам оружием, орудовали группы боевиков. США и Запад твердили о том, что наша страна была оккупирована, но это не так. Мы просили о помощи, потому что у нас не было своей армии. Советские войска воевали на стороне правительства. Они не трогали местных жителей. Строили заводы, электростанции, дороги», — рассказывает Сафи. Его симпатии явно на стороне почившего СССР.

«Шла война, было много раненых — а наркотики боль заглушали»

При советах производство наркотиков запрещалось. Юрий, служивший под Кандагаром, рассказывает: «Видел несколько плантаций мака – как выращивают, как убирают. Это всё пресекалось, но шла война, много раненых было, а наркотики боль заглушали. Афганцы поголовно жевали насвай, давали даже детям. Видел людей, которые курили гашиш. Молодые парни после нескольких доз превращались в 40-летних мужиков. Я тоже попробовал один раз, интересно было. Ощущения такие, будто трезвая голова и нетрезвые ноги. Знаете, как недоперепить водки. Выпиваешь больше, чем можешь, но меньше, чем хотел. Наутро — очень сухо во рту, а в голове, как будто колокола звонят. Как-то колонну остановили, оружие нашли и мешки с белым веществом. По своей наивности, думали, что мука. Попробовали, вкус — горьковатый, неприятный, оказалось — героин».

Фото: Илья Варламов

Фото: Илья Варламов

После выхода из Афганистана советских войск руководство страны перешло в руки временного правительства, а в 1996 году к власти пришли талибы. Методы правления у них были радикальные. На подконтрольных им территориях действовали нормы шариата. «В руководстве талибов были как минусы, так и плюсы. Да, они не признавали других религий, неверных подвергали гонениям. Уничтожили радио, которое было при советах. Запрещали телевидение, музыкальные инструменты, изобразительное искусство. Девочкам нельзя было учиться в школе, а женщинам – работать. Если в моей машине были деньги, никто не посмел бы их украсть, его бы убили. Но вы знаете, несмотря на все запреты, 60% страны были довольны властью талибов. Люди устали от постоянной войны, а при них был мир и порядок. Посевы мака при них уничтожались. В 2001 году афганцы собрали урожай объёмом всего в 185 тонн», — говорит Сафи Сайфурахман.

«Им нужна была эта территория»

Сергей Браславский — путешественник. В Афганистане он был дважды, в 2002 и 2005 году. По его словам, когда угроза ввода американских войск стала реальностью, талибы в течение трёх дней сдали страну Северному альянсу. Местные сбрили бороды и стали законопослушными дехканами, а вот иностранцы-талибы еще долго пытались выбраться из страны. Почему же они так легко отказались от власти?

Фото: Bay Ismoyo/AFP

«Всё это было подстроено американскими спецслужбами, — говорит Сафи Сайфурахман. — Вы думаете они не знали, где находится бен Ладен, что бомбили при этом всё подряд в Афганистане? Они знали, но им нужна была эта территория. Они вошли в нашу страну, якобы для борьбы с террористами, а сами понастроили своих военных баз и сидят там. Я не хочу показаться необъективным и занять чью-либо сторону, но русские делали что-то для нашего народа, а США не делают ничего. Только наркотики производят и на военных самолётах к себе за океан отправляют».

«Мы продаём мак — они покупают. Деньги платят хорошие»

Американцы «производят» наркотики? Как же быть с антинаркотическими программами в Афганистане, на которые Штаты потратили почти восемь миллиардов долларов? Специальный представитель США в Афганистане, Ричард Холбрук в одном из интервью сказал, что деньги пошли на «развитие антинаркотических возможностей афганского правительства», включая поддержку правоохранительных органов и разработку законодательной базы. Усилия были сконцентрированы на борьбе с трафиком и на последствиях наркоугрозы, а не на ее причинах. Также Холбрук заявил, что лишенные посевов фермеры, оказывались полностью разорены, и им оставалась одна дорога — в армию Талибана.

Фото: nnm.me

Фото: psyhoforum.biz

Кто же дал тем самым фермерам понять, что выращивать и продавать мак и коноплю, намного выгодней, чем пшеницу и рис? «Они окультурили мак у нас в стране. США контролирует его посевы, и с каждым годом они увеличиваются. Американцы разбаловали наше население деньгами. Местные жители быстро поняли, что на пшенице никогда столько не заработаешь, сколько на маке. В 2012 году я приехал в Афганистан к своим родственникам, так у них три машины Range Rover во дворе стоит. «Откуда?» — спросил я. Мне ответили: «Мы продаём мак — они покупают. Деньги платят хорошие».

Сергей Браславский также считает, что американцы не то, что не уничтожают, а сами контролируют выращивание опиума-сырца. «Сами афганцы курят гашиш, это сравнительно мягкий наркотик, но он не каждому по карману. Насвай жуют, это ближе к жевательному табаку. Сильнодействующие наркотики, такие как героин, афганцы не употребляют. На них просто денег нет».

Сергей Браславский

«Большинство наркозависимых — молодые люди», — говорит Сафи Сайфурахман. В провинции дети с большим уважением относятся к старшим, те запрещают употреблять наркотики. Наркоманов много в больших городах, как Кабул. Люди собираются под мостами, на набережной, никто им не препятствует».

«Тихая» война против России?

Афганистан превращается в завод по производству наркотиков, где местные жители — наёмные рабочие? Но, по заявлению итальянского дипломата Антонио Мария Коста, основной потребительский рынок опия — это совсем не США, а Европа (примерно 19% мирового потребления с рыночной стоимостью около $20 млрд), Россия (15%), Иран (15%), Китай (12%), Индия (7%), Пакистан (6%) и Африка (6%). И только здесь — с 6% — американский континент.

Фото: a-krotov.livejournal.com

Фото: a-krotov.livejournal.com

До конца 2016 года в Афганистане останется 9800 американских военных, в 2017 году их число сократится до 5000 человек. Как отмечает телекомпания CNN, решение было принято после консультации с афганским президентом Ашрафом Гани и премьер-министром Абдуллой Абдуллой. «Ашраф Гани очень умный политик, но проамериканский», – говорит Сафи Сайфурахман.

«Я думаю, что США ведёт тихую нарковойну против России, — говорит Сафи Сайфурахман. — Это самый лёгкий способ без видимых усилий дестабилизировать страну. Афганистан — всего лишь плацдарм, где производится оружие под названием наркотик. Вот и всё».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Пока гонялся за этим упырём, все ноги промочил». Как я играл в Pokémon Go

Боль • Павел Свердлов
Уже пару дней ленты соцсетей разрываются от покемонов. 32-летний сноб, интеллектуал, редактор KYKY Павел Свердлов установил Pokémon Go и побегал по Минску за покемонами, а на бегу подумал о том, почему приложение нравится людям, какую опасность оно может представлять и почему его не нужно скачивать.
Популярное