«Секс в саду строго разрешен». Чему всем минским фестивалям надо поучиться у киевского Atlas Weekend

Места • Ирина Михно
На прошлой неделе, с 3 по 8 июля, в Киеве третий год подряд гремел крупнейший опен-эйр Atlas Weekend, куда пришло больше полумиллиона человек. Некоторые жаловались, что лайнап был так себе, другие отвечали: «Ви, хлопці, зажрались» и ласково называли Atlas местным Sziget. Журналисты KYKY тоже были на фесте, видели десять музыкальных сцен, инфраструктуру для колясочников, много еды и не нашли ни одного полицейского. Поэтому рассказываем, какие фишки организаторы беларуских фестивалей могут позаимствовать у киевлян

Фестиваль развернули на ста гектарах государственного учреждения ВДНХ – практически в центре города, рядом с жилыми домами и метро. Местная власть не то, что не мешала, она продлила работу метро до часа ночи. Поезда ходили до часа ночи с интервалом в три минуты, чтобы гости смогли добраться домой. А контролер интересовалась, как там выступил ее любимый Сергей Бабкин. Кажется, в Минске такие элегантные поступки транспортники совершают только на 3 июля и Новый год.

Никакой налички

Наученные беларускими фестивалями, где часто можно расплачиваться только наличными (особенно на ярмарках), мы приехали на фест с гривнами, но тут же выяснили, что на всем опен-эйре нет кассовых аппаратов. Можно расплачиваться только картой, желательно – картой банка, который был генеральным спонсором фестиваля, а потому дал 10% скидку на всё. Денежное фиаско помогла преодолеть девушка в брендированной кепке – мы купили за 100 гривен (7 беларуских рублей) карту, которую можно пополнить наличными в любом банкомате на входе в ВДНХ. Технологичность Украины в принципе приятно удивляет: сначала ты выходишь из метро, идешь по рынку, где торгуют дынями и продают семечки в газетных свертках, а через триста метров тебе вручают браслет с датчиком, который показывает сотрудникам, можно ли тебя пускать на ту или иную зону. Такой надевали на руку всем, кто приехал на несколько дней опен-эйра. Тут невольно вспоминается минский фест «21 века» под дождем, где выступала Земфира, но зайти на территорию можно было только один раз.

 

Расчет по карте, если честно, не ускорял работу поваров или барменов, но спасал от пересчета денег и «а у вас разменять не будет?». Очередей и не было практически – только в те редкие случаи, когда ни на одной из сцен не было музыкантов.

На территории фестиваля работала 31 зона – на трех из них за белыми заборами спрятали синие уборные, в которых в первые дни можно было обнаружить даже влажные салфетки (под конец осталась только бумага). Еще на двух – фудкорты. 
Вообще ВДНХ отдаленно напоминает минский Лошицкий парк – есть одна большая главная аллея, много деревьев и полянки, где можно просто лежать или организовать сцену. Только в минском парке предлагается сидеть на своих пледах, в киевском – на пуфах и с розетками, но об этом позже.

Если ты держишь марку, держи ее под языком

Один из фудкортов феста сконцентрировался на квадратной локации, другой – тянулся вдоль главной аллеи, практически до главной сцены фестиваля. Еды было много. Очень много. Гастро-аллея начиналась с сидра, коктейлей на джине и мидий, которые жарили в молоке на открытом огне. Дальше были традиционные шашлыки размером с большое яблоко, овощи на гриле, все существующие виды мороженого (жареное, криогенное, обычное), веганские чипсы из груш, воки с морепродуктами, тако, бургеры, супы, лаваши, осетинские пироги, лепешки, кальцоне – перечислять можно долго. К слову, в Минске «Вулица ежа» появилась благодаря тому, что ее создатель Егор однажды съездил в Киев на фестиваль и увидел, как выглядит стрит-фуд.

 

 

 

 

Публикация от Alex (@tiahorrel)

 

С главной аллеи можно было попасть в любую локацию феста – их от дороги разделял ров, который соединили с дорогой мостиком только на главных входах в ту или иную зону. Остальные «берега» приходилось перешагивать. Беларусы шутили, что на фест надо было привезти сотрудников «Минской спадчыны», чтобы они помогли организовать пешеходную зону. С аллеи можно было зайти, например, в сад ВДНХ. Зона начиналась с лавки со сладкой выпечкой и ромашковым чаем и ларька, где бородатые мужчины продавали бонги. Там же стояла маленькая сцена с диджеем, работала стойка с розетками и стояли таблички с примечаниями типа «секс в саду строго разрешен» или «если ты держишь марку, держи ее под языком». На деревьях в саду уже висели маленькие яблочки – идеальный натуральный ароматизатор. Неподалеку от сада работал небольшой бассейн: чтобы из тридцатиградусной киевской жары на час окунуться в прохладную воду, нужно было заплатить мужчине с усами 60 гривен (4,5 рубля). Но в Киеве этот спот не пользовался популярностью.

Работала площадка с парочкой аттракционов от спонсоров. Например, за жестяную банку от воды из Грузии можно было съехать со шлемом на тарзанке. А за 4G на телефоне – подняться на мини-катапульте на 2-3 этажа над главной площадкой фестиваля.

​​​​

 

В углу ВДНХ организаторы разбили кемпинг, где царила своя палаточная атмосфера. Из деревянного ресепшена гость попадал на локацию с розовой сценой, устланным коврами, душевыми, маленькими переносными бассейнами, полевой кухней и мангалами. В кемпинге тоже продавались слабоалкогольные напитки и еда. А еще были всякие спортивные принадлежности, типа канатной ленты. Палаток даже на восьмой день фестиваля было очень много – люди перезнакомились друг с другом и, кажется, уже устроили свой собственный фест. Нас, проходящих мимо, например, пригласили спеть Happy Birthday и выпить за здоровье украинца Стива.

Безбарьерная среда и экология

В Минске активно борются за безбарьерную среду, мы не утверждаем, что в Киеве нет бордюров и везде установлены подъемники, но на этом фестивале сделали все, чтобы людям с ограниченными возможностями было комфортно. Во-первых, установили переходы для колясок с бордюров на дороги, во-вторых – на двух главных сценах поставили смотровые площадки, куда мог заехать человек на коляске и с высоты второго этажа наблюдать за концертом. В-третьих, привезли специальные биотуалеты для колясочников, которые заботливо пометили на карте.

 

 

Еще одна приятная фича феста, которую уже протестировали на британском фестивале в Минске, – раздельный сбор мусора. На главной аллее в нескольких местах стояли контейнеры для пластика, стекла и жестяных банок, весь процесс курировали ребята в зеленых майках и девушка в розовой шубе из искусственного меха.

Артисты, которые выходят строго по графику

Всего на опен-эйре работало десять сцен – ни на одной не было замечено ведущих. В это сложно поверить, но практически ни один артист не задержал свое выступление. Пунктуальный грех совершила только певица Луна, которая вышла на сцену спустя час после заявленного тайминга, и The Chemical Brothers – но британцев можно простить, у них во время переезда сломалось что-то из техники и они банально искали замену. Совсем не вышел на сцену лишь «Кровосток», потому что лидер группы Антон Черняк сломал ногу – желаем ему скорейшего выздоровления. Чтобы все шло по таймингу, организаторы установили на всех сценах большие электронные часы, где шел обратный отсчет с начала каждого выступления.

Практически все концертные дни заканчивались около полуночи – так что большая часть гостей начинала двигаться в сторону метро. Ей на смену приходили другие люди, чтобы потусоваться на ночных сценах под биты диджеев. Всего под звездами работало две локации с музыкой – гости танцевали до шести утра. Фудкорт шел всем на встречу и жарил сосиски и охлаждал мороженое часов до 2-3 ночи, а споты с алкогольными напитками были открыты почти круглосуточно. Новый день на фестивале начинался по-светски в 3-4 дня.

 

 

 

 

Сложно сказать, кто из музыкантов «порвал» фестиваль – прелесть этого мероприятия как раз в том, что каждый мог выбрать «свою» музыку. Например, беларус Олег Савченко из ЛСП, на выступление которого красивые украинские девушки устроили натуральную давку, вышел на сцену в одно время с главным хедлайнером феста – Placebo, и сразу же поблагодарил своих слушателей, что те не ушли на британцев. Кроме ЛСП, из Беларуси на фестиваль приехали «Дай дорогу» и Nizkiz, которые выиграли отбор на выступление на Atlas’е. Концерты этих ребят сходу распознавались по обилию БЧБ-флагов.

Были и музыканты из России, например, рэпер Face и проект «Нейромонах Феофан». Последний реально раскачал толпу, показал людям, как может отплясывать человек в ростовом костюме медведя – и ушел. Face собрал на свой концерт намного больше людей, продемонстрировал свои обширные познания в области нецензурной лексики и призвал украинцев слушать музыкантов, невзирая на то, из какой они страны. Толпа из студентов с разноцветными волосами была в восторге.

Свобода, барсетки и высокие носки

Сначала фестиваль подвела погода – из-за дождя запланированный организаторами пляж превратился в озеро, и локацию так и не открыли. Но в последние дни опен-эйр жарило солнце – модные люди проявили себя в полной мере. Главным трендом этого года на украинском фестивале стали барсетки и высокие носки – серьезно, у каждого второго человека на Atlas’е на талии или через плечо красовалась маленькая сумочка с замочком. Девушки плясали в шортах самой минимальной длины, а парни надевали сандалии и кроссовки с носками почти до колен.

В Минске люди только учатся расслабляться, у некоторых это даже начинает получаться. Например, на фесте Mirum, где полдня гости валяются на траве с виноградом и маленькими детьми в охапке. В Украине получать кайф от музыки и солнца, кажется, уже умеют почти все. На фесте не продавали крепкого алкоголя в чистом виде – в наличии был разве что джин, виски и текила в коктейлях, разбавленных льдом и сиропами. В ход шли сидр и пиво: на вопрос, сколько литров было продано за фестиваль, не смог ответить практически ни один продавец – много. Но откровенно нетрезвых персонажей мы не видели, а если верить организаторам, за все пять дней опен-эйра не было ни одной драки. Людей увозили на скорой всего несколько раз – и то с солнечными ударами и травмированными в разгар танцев конечностями.

Может быть, дело в самой нации, которая отвоевала право на свободу: на фесте мы не увидели ни одного полицейского, не говоря уже о «родных» любому беларусу автозаках. За порядком издалека следили парни в зеленых жилетах – волонтеры, которые таким образом выбили себе бесплатный вход на фест и разговаривали с гостями на всех языках максимально учтиво.

Конечно, украинскому опен-эйру есть, что перенять и у беларуских организаторов. Например, отсутствие ядерного количества промо-продукции: на Atlas Weekend через каждые три метра тебя пытались уговорить бесплатно активировать симку или ознакомиться с квестом от банка – все это напоминало трип в Индию, где дети пытаются продать тебе копеечное кольцо или массаж для ног. Но в остальном киевский фест удался, и беларусам однозначно стоит у него поучиться масштабу и умению развлекать своих гостей.
 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Секретная Рига. Восемь мест для туристов по рекомендациям местных жителей

Места • Саша Романова
В 19 веке в говорящую по-немецки Ригу от долгов сбежал Рихард Вагнер, и за два года до того, как композитора нашли кредиторы, успел обучить музыке родственников нынешнего мэра. Так началась здешняя симфония, в которой есть все: и особняки югендстиля, и единственная высотка в городе, которую местные называют «торт Сталина», и пивной квартал, и порт, и болид «серебряная пуля». Куда идти в Риге, если закружило голову от красот? Держите объективный гид по самым интересным местам.
Популярное