Тюремный DIY. Как заключенные делают «машины» из лезвий и мебель из газет

Места • Николай Дедок
Анархо-активист Николай Дедок сам бывал в ШИЗО, попадал под жесткие задержания на прошлогоднем Дне воли и даже выпустил целую книгу с разбором тюремных взаимоотношений. Теперь он написал, как заключенные обустраивают свой скудный быт, делая вещи своими руками буквально из воздуха.

В массовом сознании тюрьма – место, где всё запрещено. И этот стереотип соответствует действительности. Строгим режимом мест лишения свободы — как СИЗО, так и колонии — предусмотрен весьма скромный список вещей, которые дозволено иметь арестанту. Все, что свыше этого — запрещено и может быть в любой момент отобрано представителем администрации. Эта строгость создает серьезные проблемы в быту, о которых «свободный» человек даже не задумается. Например, как постричь ногти, когда нечем? Куда деть пепел с сигареты, если нет пепельницы? Как подвязать штаны, если ремень «не положено»?

Люди, круглые сутки закрытые в четырех стенах, знают, как ответить на эти вопросы. «Голь на выдумки хитра» – это про них. Если вы считаете, что тюремные поделки – это в лучшем случае фигурки из хлеба, а в худшем — заточки, то ознакомьтесь с лайфхаками, как люди делают свою жизнь легче наперекор бездушным уставам. Сразу замечу, что далее речь пойдет про быт преимущественно камерных зэков — тех, что находятся в СИЗО до суда или отбывает наказание в т. н. «крытой». Однако и для заключенных в колониях многое из написанного ниже вполне актуально.

«Конь»

Конь – любая веревка, связанная арестантами. В СИЗО и ИВС иметь любые веревки и их подобия запрещено: администрация считает, что арестант обязательно на них повесится. Как результат, шнурки от обуви и ремень у вас обязательно заберут. Если не хотите ходить в разлапистых кроссовках и удерживать штаны одними лишь ягодицами (которые будут стремительно сокращаться в объеме от тюремной еды и стрессов) — вяжите коня.

Для этого вам понадобятся нитки, которые можно выпросить у контроллера («Пуговицу надо пришить, начальник!»). Берите нитку, цепляйте ее за что-нибудь (можно обернуть вокруг трубы или стойки нары, надеть на любой крючок или на палец сокамерника) и, отойдя на несколько шагов (насколько позволяет длина нитки), возьмите два свободных конца в руки. Таким образом у вас в руках два конца нитки, а сама она держится в натяжку за какую-нибудь опору. Берите свободные концы вместе, и пальцами скручивайте их в одну сторону (только от себя: крутить к себе – «накручивать себе срок», так говорят старые зэки). Вы увидите, что две нитки скручиваются в один жгутик. Все это нужно делать, держа конструкцию внатяжку. Когда удерживать пальцами закрученный жгут уже будет невозможно, ставьте палец на его середину (между вами и тем местом, куда вы ее зацепили) и совмещайте то место, которое только что крутили, с противоположным концом. Увидите, как жгут самопроизвольно скручивается в противоположную сторону, тем самым утолщаясь в два раза. Конь готов!

Очень скоро вы поймете, как регулировать толщину и длину коня. Можно намотать нитки не в один слой а в несколько — для большей долговечности, смотря сколько материала имеется. Но лучше особо не стараться — все равно на ближайшем шмоне у вас его заберут. Кроме бытового удобства, конь — главный инструмент межкамерной связи (через «решку» (окно) или «дальняк» (туалет), поэтому терпеть это приспособление в камере ваши надсмотрщики точно не будут.

Заточка

Куда же без нее. В большинстве СИЗО и тюрем заточка, несмотря на строжайший запрет, есть в каждой камере. Для расправы друг с другом зэки используют ее чуть реже, чем никогда. Основная функция заточки — нарезка заботливо переданного мамой сала и колбасы. В ее отсутствие это делают тем же «конем» – распиливая продукты, как веревочной пилой.

Заточку можно сделать из абсолютно любого куска металла. Но вот беда — металл-то в камеру как раз и не положен. Ни консервных банок, ни металлической посуды вам при себе оставить не разрешат. Встает вопрос: из чего тогда делать заточку? Варианта два: алюминиевая ложка и элементы обстановки камеры. Алюминиевую ложку тяжело достать — они выдаются «баландёром» под счет по количеству зэков в камере, так же под счет забираются. Зато легко точить — металл мягкий. Что касается элементов камеры, то это либо части умывальника, либо элементы конструкции лампы дневного света. В обоих случаях нужно приложить немало старания и сил, чтобы отодрать их от родного места.

После получения заветного предмета, его затачивают сначала о бетон, а потом, по возможности, — об обломок кафельной плитки. Все это многочасовая работа, в ходе которой обязательно требуется прикрытие сокамерников: кто-то должен стоять у двери, заслоняя глазок (чтобы вертухай не видел ваш промысел), а также создавать шум в камере — чтобы на продоле не было слышно характерных звуков. В противном случае опытный контролер быстро смекнет, чем вы там занимаетесь, и вызовет шмон-бригаду, что означает приседания голышом для всей хаты, перевернутые матрасы и вываленные на пол тетрадки и письма вперемежку с помидорами и конфетами.

Готовую заточку остается только обернуть чем-нибудь удобохватаемым (да обмотать тем же конём), чтобы удобней было пользоваться. А, и еще, конечно, научиться как следует прятать от глаз милиционеров.

«Машина»

Так зэки называют самодельный кипятильник. Для его изготовления вам понадобятся две любые железки, немного ниток, спичек, провод, и, конечно, электричество. Поскольку в камерах, как правило, есть нормальные кипятильники, нужда в «машинах» возникает в ШИЗО и ПКТ. Две железки (это могут быть лезвия, как на фото, или металлические детальки от дешевых зажигалок, разглаженные до состояния ровных пластин) складываются друг к другу плашмя, но между ними должна быть изоляция — для этого нам и понадобятся спички. К каждой из пластин с противоположных сторон крепится провод. Вся конструкция в узловых местах перематывается нитками. Машина готова.

Один провод крепится к «плюсу», второй — к «минусу». В обозначенных выше условиях ШИЗО и ПКТ плюсом обычно является цоколь горящей в камере лампочки, куда и засовывается свободный конец провода. Минусом, как правило, — краник камерного умывальника. Стоит ли говорить, что крепить нужно сначала минус, потом плюс, притом второй — не руками и заботливо свернутой из газет трубочкой под названием «причал», а также что сам кипятильник в этот момент уже должен быть засунут в воду, иначе он раскалится и бабахнет в течение нескольких секунд. Если же вы всё сделали правильно (даже не надейтесь, что это получится с первого раза), то скоро услышите из вашей пластмассовой кружки характерное гудение и поймете, почему этот прибор был так назван.

Главное, пока кипятите свою водичку, не забывайте, что ваш кран — под напряжением, и не торопитесь идти в туалет или мыть руки. Любой зэк расскажет вам немало веселых историй о рассеянных арестантах, забывших о работающей машине или висящей в камере «паутинке» (оголенных проводах) и получивших в результате сильнейший удар током.

Самогон

Вариант для настоящих экстремалов, соскучившихся по штрафному изолятору. Этот «запрет» уже достаточно редко встретишь в тюрьмах: сложность в приготовлении и скорость доносительства на ближнего среди зэков играют свою роль. Однако если обстоятельства позволяют — можно попробовать. Самогон готовится в два этапа. Сначала ставится брага. Хлеб оставляется в теплом темном месте на 2-3 недели, пока на нем не появится плесень белого цвета. После эта «закваска» закидывается в пластмассовую бутылку с теплой водой. Туда же добавляется сахар и, если есть, какие-нибудь подгулявшие фрукты, а лучше всего — изюм. Бутылка или несколько бутылок с этой мешаниной ставятся в теплое место. В идеале — на батарею. Бутылки нужно несколько раз на день приоткрывать, чтобы спустить газ, иначе они взорвутся. Когда газ перестанет выходить — мы имеем брагу крепостью в районе 9 градусов. Некоторые на этом останавливаются и употребляют полуфабрикат, процедив. Но настоящие энтузиасты идут дальше.

Берётся тазик, в него выливается вся имеющаяся брага. Прямо в нее суется кипятильник — один или несколько. Туда же, прямо в брагу, ставится пластиковая посудина — она должна «плавать» в тазике. После вся конструкция герметично (это очень важно) накрывается полиэтиленом, а в середину этой «крышки» кладется маленький тяжелый предмет. Таким образом, целофан сверху образует конус, направленный острием прямо в нашу плавающую тарелку. Кипятильники, работая, выпаривают брагу, и скопившийся конденсат, благодаря конической форме «крышки» стекает в посудину внутри тазика. Конструкция предполагает множество улучшений — змеевик из резинового шланга или охлаждение крышки-конуса холодной водой из-под крана (разница температур лучше конденсирует испарения), но в них я углубляться не буду.

Главная техническая проблема изготовления DIY-самогона в камере – это даже не сложность конструкции (на время проверок она просто разбирается либо прячется под нары), а характерный запах, который она дает при работе. Именно поэтому в камере должна быть хорошая вентиляция, а бурлящая брага должна быть закрыта максимально герметично. Опытный надсмотрщик, унюхав характерный запах, быстро сообщит корпусному, и тот оставит вас не только без спиртного, но и без привычных удобств общей камеры, отправив спать на доски штрафного изолятора — суток на 10.

«Кабура»

Ну а теперь полный хардкор. Межкамерная связь, как вы, наверное, уже поняли — одно из самых суровых нарушений режима, которое может позволить себе зэк. Самый дерзкий способ его осуществить – «сработаться» через так называемую кАбуру. Кабура — любое отверстие в стене, потолке или полу камеры, ведущее в другую камеру. Пробивается оно, естественно, вручную, желательно — с обеих сторон одновременно. Кабуры используются для передачи «грузов», как правило, чая, сигарет и маляв из камеры в камеру. Ввиду усиленной борьбы администраций карательных учреждений с этим явлением, их остается в тюрьмах все меньше, что немало усложняет жизнь зэков, особенно малоимущих.

Первое, что делается для пробивания кабуры — приготавливается «игрушка». Игрушка — любой инструмент для пробития стены. Как правило, конечно, металлический. Самых популярных варианта два: это разогнутый кипятильник – в таком состоянии он представляет из себя металлический прут длиной около полуметра – и всё та же алюминиевая ложка. Правда, последней явно не хватит для пробития всей стены насквозь.

Заполучив заветный кусок металла, не стоит сразу лупить в рандомное место в стене, в противном случае, пробитие кабуры затянется у вас на годы (шутка). Конечно же, раньше вас отправят в ШИЗО или добавят еще суток, если вы уже находитесь там. Прежде нужно найти стык плит, из которых состоит стена, — и бить туда, в цемент, а не в бетон. То же самое должен делать и ваш друг по ту сторону стены. Также место должно быть неприметным, чтобы, когда начальники зайдут в камеру, дырка в стене не бросалась в глаза. Независимо от завершенности кабуры и места, где вы ее пробиваете, когда работа не ведётся, кабура должна быть запечатана пробкой, копирующей цвет стены. Лучше всего если стена побелена — тогда вы просто вылепливаете затычку из хлебного мякиша, смешанного с зубной пастой и побелкой, и затыкаете им стену, чтобы внимательные шмонщики не заметили ваших трудов (или, отдав дань уважения вашей изобретательности, хотя бы сделали вид, что не заметили).

Основным вашим врагом в порче тюремного имущества будет звук. Ритмичные звуки ударов по стене, скорее всего, привлекут внимание контроллера на продоле. Поэтому заниматься этим противозаконным делом лучше, когда на продоле играет музыка, контроллер находится в конце коридора или спит. Идеальный вариант – просто «договориться» с продольным, чтобы тот не замечал ваших усилий по творческому преобразованию камерного пространства. Главное, не забудьте после очередного раунда работы прибрать штукатурку и бетонную крошку с пола — многие палятся на этом и едут в ШИЗО, думая, что сотрудники не обратят внимание на такую мелочь. Опытные же сотрудники администрации, работающие в одном учреждении по 15-20 лет, знают наперечёт все кабуры в каждой камере.

Мебель из газет и сигаретных пачек

Этот тип DIY встречается чаще всего в крытой, где люди заточены на долгие годы и где нет такого круговорота посетителей, как в СИЗО. Нахождение в одной камере по три года и дольше сильно мотивирует обустраивать уют сродни домашнему. А из мебели в камере — лишь нары, столик, полки и привинченная к полу скамейка. Вопреки стараниям шмонщиков, заключенный с годами обживается многим имуществом, и его хочется более-менее культурно хранить. Для этого как нельзя лучше пригодятся самодельные полки. Для них требуется всего три ингредиента: газеты, клейстер и свободное время.

Клейстер изготавливается из хлебного мякиша. Его замачивают в небольшом количестве воды и оставляют на полдня-день и, размешав, получают кашу консистенцией немного жиже пластилина. Иногда добавляют немного сахара. После эту смесь протирают через простыню. То, что получается на выходе — и есть клейстер. Пользоваться им нужно как можно скорее, пока не засох. Далее берутся газеты — нужной формы и размеров, и одна за одной промазываются клейстером и склеиваются, а после такие слои высушиваются, желательно под прессом, чтобы поверхность не пошла «рябью». Важно не наклеивать сразу слишком много пластов, иначе клейстер не успеет высохнуть и ваша фанерка начнет покрываться плесенью.

Получив фанеру нужной толщины (обычно до 20 слоев газеты бывает вполне достаточно), ее для красоты обклеивают чем-нибудь декоративным: обычно это вырезки из журналов с дорогими машинами и полуголыми женщинами.

По прочности и твёрдости такая фанера мало отличается от ДСП и, если она аккуратно приделана к стене, сойдет неплохой полочкой для журналов, газет, сигарет, чая и прочего нехитрого зэковского скарба.

Часто в вынужденном месте жительства чувствуется дефицит столика и табуреток: «положняковые» расположены в крайне неудобном месте, что мешает смотреть телевизор и проводить сеансы внутрикамерной психотерапии за кружкой чифира. В таком случае на помощь приходит всё вышеназванное, а также сигаретные пачки. Они, подобно кирпичам, как цементом, склеиваются клейстером в нужную форму (табуретка, столик и т. п.), а по наружной поверхности еще скрепляются газетами. Получается на удивление прочно — на качественно сделанном столике можно хоть стоять, и он не развалится.

Результаты этих многочасовых трудов нечасто переживают плановые шмоны — разве что жителям камеры удастся уговорить режимника, чтобы не ломал и не выкидывал сделанное. О комфорте зэков в данном случае никто не думает, и ничьей безопасности такие поделки повредить не могут в принципе. Однако мотивация у сотрудников всегда одна: «Как бы чего не вышло».

Напоследок

Конечно, список тюремных изобретений этим не ограничивается. Есть в нем как вещи вполне реальные — вроде карточных колод, почти неотличимых от заводских и самодельных тату-машинок – так и существующие исключительно в богатом воображении арестантов, вроде «коней» из полиэтилена, перепиливающих металлическую решетку, или спутниковой антенны из тазика и кипятильника. Впрочем, и пять вышеперечисленных навыков могут пригодиться любому в экстремальных условиях: например для выживания на войне или в случае зомби-апокалипсиса. В случае же несчастливого попадания во владения ДИН МВД (что, признаться, гораздо вероятнее), вы сможете блеснуть умениями в кругу коллектива, завоевав расположение и благодарность сокамерников. И когда беззубый строгач, подняв бровь, спросит: «Ты где, первоход, этому научился?», вы, не моргнув глазом, ответите: «На KYKY прочитал».

Telegram-канал Николая.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Это лучший город на земле – Минск на втором месте». Брестчане рассказывают, за что любят Брест

Места • Ирина Михно
Территория Беларуси пережила множество разделов, руководство разных королей и диктаторов. Поэтому каждая область страны – особенная: где-то осталось наследие поляков, где-то – литовцев. Мы решили рассказать про особенности каждого областного города, и начинаем с Бреста: по просьбе KYKY местные жители признаются в любви к своей малой родине.
Популярное