«Моё поколение круче, чем ваше». 16-летний Егор – про свой бизнес на квизах и поколение Z

Проекты • Ирина Михно
Философия о том, что сначала надо закончить школу и университет и только потом искать стабильную работу, безнадежно устарела. Сейчас подростки чуть ли не с 14 лет думают, как могут монетизировать свои увлечения, и к 20 годам успевают нажить достойное состояние. Вот и минский школьник Егор Свирский решил не дожидаться дипломов. Редакция KYKY для совместного с греческим йогуртом Teos в рамках проекта «Молоко на губах не обсохло» поговорила с Егором и узнала, что нужно сделать, чтобы открыть ИП в 16 лет и почему нынешние дети не будут работать ни на кого, кроме себя.

KYKY: Тебе 16 лет и ты ведешь бизнес в Беларуси. Расскажи поэтапно, как создавался проект?

Егор Свирский: Мы делаем Hype Quiz, принципиальное отличие этого проекта от других паб-квизов – целевая аудитория. Хотим делать игру для молодежи, людей в возрасте от 13 до 20 лет (иногда, правда, и 23-летние заходят). Я начал интересоваться темой предпринимательства еще в детстве: когда мне было лет 12-13, любил смотреть фильмы про бизнесменов. Да, «Волк с Уолл-стрит» тоже видел, думаю, надо чуть позже пересмотреть – узнаю о нем чуть больше (улыбается). Но это кино не совсем про бизнес, мне больше понравилась «Социальная сеть», где рассказали, как Цукерберг большую компанию создал. Кроме того, мой отец – тоже бизнесмен, занимается продажей плитки и сантехники, у него свои магазины. Мы часто с ним разговаривали о его работе, я мечтал открыть свое кафе. Сейчас такой идеи нет – чтобы владеть заведением, нужно иметь к этому бизнесу предрасположенность, самому должно нравиться.

В 15 лет я попал на учебу в бизнес-школу. Собственно, там и придумал проект про квиз и получил базу знаний для его развития. Мне рассказали про азы бизнеса, научили, как создать стартап с нуля. Для начала нужно ответить на три главных вопроса: что? для кого? для чего? А потом проработать механику проекта – у бизнеса должна быть миссия, принципы и так далее. Мы для себя ответили на эти вопросы и пришли к выводу, что квизы – популярная тема, к тому же очень интересная модель бизнеса – есть в Беларуси проекты, которые продали свои франшизы во многие страны. Но нет квиза для нашей целевой аудитории. «Мозгобойня» и другие устраивают игры поздно – после школы на них особо не походишь, к тому же чаще всего игры проходят в барах, где много алкоголя – в таких условиях не очень комфортно играть, когда тебе 16 лет.

Первое, что мы сделали, когда определились с открытием квиза, – сели за вопросы для игр. Когда ты понимаешь, что можешь создавать контент, не боишься обрастать остальным. Было не трудно, но над вопросами сидели долго. Дальше сели за название. Слово «хайп» – это не сленг, который когда-нибудь вымрет, а четкое определение шумихи и всего популярного. Я не думаю, что оно вышло из моды: посмотрите, в каждом втором интервью известные люди его употребляют.

Когда определились с названием, начали разрабатывать бизнес-план, общались с людьми, которые успешно делают квизы в Минске. К нам с мастер-классами приходили Катя с Сашей из «Мозгобойни» и другие ребята, рассказывали, что и как нужно делать, на что обратить внимание. Например, мы бы сами не подумали о том, что далеко не все гости, регистрирующиеся на игры, на них ходят. Ребята подсказали, что всегда убирают 15% от общего числа игроков. Разговор со взрослым опытным человеком – важный момент для запуска стартапа.

Создатели «Мозгобойни» Саша Ханин и Катя Максимова

Ну, а потом мы создали группу в соцсети и пригласили людей на первую тестовую, естественно бесплатную, игру. Пришло около двадцати человек – все наши знакомые (улыбается). Игра проходила на площадке, которую нам просто так предоставила бизнес-школа detiMBA, в которой я учился, так что за аренду помещения платить не пришлось, только за какао и печенье.

KYKY: Как с точки зрения законодательства оформлен квиз?

Е.С.: Нам всем по 16 лет, и мы не можем самостоятельно открывать никакие организации. Поэтому у нас ИП, и оно оформлено на другого человека. Отец? Нет, это не он (улыбается). Просто человек, который готов помогать. Он ведет всю нашу документацию, бухгалтерию, платит налоги. Моего имени в бумагах нет, но я не думаю, что нас могут «кинуть». А даже если так, кинут всего один раз – бренд, социальные сети – мы всё ведем сами, они никуда не денутся.

Я знаю абсолютно про все, что происходит на уровне документов. У нас не было проблем и проверок. Надеюсь, и не будет. Когда мне исполнится 18, думаю, оформлю это ИП на себя, я не боюсь брать ответственность. Конечно, сейчас во многом папа помогает и дает советы, но он не принимает решения за меня.

KYKY: Я часто спрашиваю у бизнесменов, что нужно изменить в законодательстве, чтобы им стало проще вести бизнес…

Е.С.: (перебивает) Я знаю! Первым делом я бы разрешил регистрировать ИП с 16 лет. Можно даже с 14. Хотя нет, все же с 16 – самый хороший для этого возраст. В целом больше у меня пожеланий и претензий нет.

KYKY: В этом году самой молодой женщиной-миллиардером признали 21-летнюю Кайли Дженнер. Сейчас она ведет все дела самостоятельно, но у нее априори были хорошие условия для запуска бизнеса. Тебе помогали родители?

Е.С.: Ну, а сколько мне надо было денег для старта? На печенье и какао деньги были (улыбается). Раньше я снимался в сериале на СТС, ездил вытаскивать деньги на проект «Рассмеши комика», писал шутки на заказ для команд КВН. Еще в футбольном клубе «Крумкачы» диктором работал – личные финансы уже были. Сейчас в мире есть куча ребят, которые зарабатывают деньги с самых ранних лет. Решил взять с них пример – я же парень, в будущем – глава семьи, добытчик. Так что чем раньше я научусь находить средства для существования – тем для меня лучше. Плюс, я стал чаще вписываться в разные проекты, чтобы в свои 25 лет иметь больше опыта, чем у других 25-летних.

KYKY: Сколько твоя команда зарабатывает на проекте?

Е.С.: Мы делаем квиз с декабря 2017 года. За это время провели девять обычных игр и несколько корпоративных. Каждую игру, начиная с самой первой платной, мы выходим в плюс. Если серьезно, у проекта довольно маленькие затраты – диджей, фотограф, оплата таргета, иногда распечатки. За аренду помещения под игры еще ни разу не платили, люди соглашаются работать с нами на условиях бартера. Мы же им тоже выгоду приносим – приводим людей в их заведения, они оставляют там деньги.

За одну игру мы в этом месяце получаем на команду (в которую входят диджей и фотограф) примерно 70 долларов, то есть за месяц чистая прибыль – около двухсот долларов. Раньше зарабатывали намного меньше, рублей тридцать – раскидывали их на всех и тратили. Сейчас будем вкладывать весь заработок в проект, развивать его. Хотим фотозоны поставить, мерч сделать – это тоже деньги.

Получать больше денег хочется всегда, но мы адекватные в этом плане, радуемся тому, что есть. Недавно общались с парнем из Москвы, который помогает крупным компаниям с формированием целей и задач. Он и нам совет дал. Мы еще раз пересмотрели бизнес-план и поняли: если люди будут ходить на игры, проект к следующему году сможет выйти на уровень средней беларуской зарплаты (Егор имел в виду 500 долларов – Прим. KYKY).

Но тут важно понимать: к нам приходят не обычные беларуские подростки, которые тратят свое свободное время на прогулки вдоль набережной. В квиз играют те ребята, кто дорожит своим временем и ценит качественный отдых. Я хочу, чтобы так было всегда: мне интересно видеть в квизе только тех, кто действительно умеет думать. А таких в Минске много, вот когда мы их соберем в одно комьюнити – все у нас будет хорошо. В планах не только развитие квиза, есть желание делать и другие проекты, которые были бы интересны подросткам. То есть при помощи квиза мы обрастем аудиторией и потом предложим ей что-то еще. Не скажу, что это будет, но наработки уже есть.

KYKY: Есть желание войти в IT?

Е.С.: Лично у меня нет предрасположенности к работе в IT. Я понимаю, что отодвигать это направление далеко в сторону не нужно – за ним будущее, но точно знаю, что не хочу в нем развиваться. Думаю, хорошо заработать можно, и не трогая IT. В стране достаточное количество бизнесменов, у которых крутой не-IT-бизнес. Тот же Mark Formelle – мне кажется, еще никогда беларуский бренд одежды не был так популярен. Еще одна из известнейших – «Онега», делает крутые кампании.

KYKY: Создатель бренда «Онега» Сергей Метто недавно умер…

Е.С.: Я не знал.

KYKY: Кто из наших бизнесменов тебя впечатляет? Ты хочешь быть похожим на одного из создателей «Мозгобойни» Сашу Ханина?

Е.С.: Саша – очень крутой, ну кто еще смог продать беларускую франшизу на Запад? Разве что Milavitsa. Мы с ним плотно общались раза три, и я бесконечно его уважаю, но не могу сказать, что хочу быть похожим на этого человека. Как бы глупо ни звучало, у каждого свой путь. Я хочу делать квиз по-другому, я же говорил про создание комьюнити. У «Мозгобойни» нет культа, а я хочу, чтобы у нас был. Вернее, чтобы сам по себе квиз был неким знаком качества, и чтобы про тех, кто ходит на наши игры, говорили: «Он крутой!».

А вообще меня впечатляет мой дедушка – Валентин Родионов. В начале 2000-х он был президентом частного машиностроительного холдинга «Амкодор». При нем по всему миру открывались офисы и заводы компании, даже в Италии. А он всем этим руководил, хотя в то время даже интернета не было. Если говорить про мировых личностей, мне нравится, как делает бизнес Black Star. В целом этот лейбл сделал то, чего хочу я – создал комьюнити. Это же история не только про музыку, под маркой выпускают и одежду, еду, занимаются киберспортом – это огромная империя. А еще очень классный пример бизнесмена – Фил Найт. Этот парень когда-то просто продавал из машины японскую обувь в коробках, а потом создал Nike. Я читал его книгу «Продавец обуви», она очень классная, всем советую.

KYKY: Почему люди из твоего поколения Z не хотят работать и могут уволиться даже из-за одного упрека? Вы считаете себя особенными?

Е.С.: Каждый считает себя особенным вне зависимости от поколения. Но я согласен, что многие ребята, даже из моего школьного окружения, не хотят и не будут работать на компании – все хотят работать на себя. Мы в принципе живем так, что каждый сам за себя, у нас нет точек единения, общей миссии, идеи. Когда-то, в СССР, была война, еще раньше – революция, в 90-х, например, не было денег, произошел развал Советского Союза – это тоже объединяющий фактор. У нас ничего такого нет. Но мое поколение круче, чем твое (смеется). Каждый «новый» считает себя лучше предыдущего. Ну, правда, сейчас многие ребята раньше добиваются успеха, раньше становятся богатыми, самореализуются. Я бы советовал всем эйчарам брать на стажировки людей, которым 16 лет.

Да, мы можем уволиться из-за простого обвинения «ты плохо сделал свою работу». Тут же вопрос в том, как ведет себя работодатель. Сейчас большинство руководящих должностей занимают люди из твоего поколения и старше, у вас другое отношение к рабочему процессу. Получается, нужно либо менять отношение к работе, либо ломать человека из моего поколения. Если подойти и сказать: «Ты облажался», – молодой работник не отреагирует. Ну, а что в этом такого, что ему будет за фейл? А если сказать: «Переделай, иначе не получишь премию», – он все поймет. Нам нужно видеть конечную цель работы – это первоочередное, а констатация факта – вторичное.

Но вообще никто не хочет работать на других. Мы видим, что тот путь, который раньше проходили годами, сейчас можно преодолеть намного быстрее. Раньше был только телевизор и газеты, и только если тебя там показали, упомянули, приходила известность. Сейчас есть много каналов для самопродвижения, поэтому популярность приходит быстрее – но не легче. Да и к тому же часто не оставляет больших «отпечатков». У меня, кстати, есть теория: из-за того, что в мире становится все больше известных людей, понятие «популярность» скоро исчезнет – рынок перенасытится, и в этом не будет ценности.

KYKY: Ты хочешь стать популярным?

Е.С.: Помимо работы над квизом я занимаюсь стендапом. Мне хотелось бы стать известным комиком – его популярность всегда пропорциональна количеству выступлений. Но есть нюанс: из комиков мне очень нравятся Джеррод Кармайкл, Идрак Мерзализаде, Луи Си Кей, Нурлан Сабуров и не нравится Данила Поперечный. Мне не хочется быть всемирно известным человеком, потому что нет желания быть в респекте у тупых людей. Чтобы не быть таким, человеку нужно постоянно думать, ставить под сомнение все, что с ним происходит, и искать в этом то, что бесит и нравится. А затем объяснять себе все эти факторы. 

KYKY: Как обычно проходит твой день, есть время на тусовки?

Е.С.: Летом я стараюсь вставать пораньше, часов в девять утра. Завтракаю, пью йогурт и еду на тренировку – три раза в неделю хожу на занятия по стрельбе. Раз в неделю играю в любительский футбол. Раньше активно ходил в тренажерный зал: набирал массу, поэтому ел куриную грудку по расписанию, сейчас немного отошел от этого спорта – времени мало. Но при этом я не пью, не курю, приветствую ЗОЖ – это круто, как мне кажется. Меня не тянет к вредным привычкам – этот опыт никак не пригодится в будущем. Многие мои знакомые говорят, что при помощи алкоголя отдыхают, я всегда задаюсь вопросом: «От чего? Вы же особо и не работаете».
Но я уверен, что ни к ЗОЖу, ни к алкоголю с курением нельзя относиться с фанатизмом. Многие же ходят в зал, чтобы просто сфотографировать мышцы в инстаграм, или пьют, чтобы выпендриться не пойми перед кем. Я таким не занимаюсь, открыто заявляю: вне дома я ем фастфуд, так прием пищи происходит быстрее, и вкуснее. Дома такой еды нет – только правильная, но она мне тоже нравится. Вообще, чтобы стать ЗОЖником, нужно, чтобы правильное питание было на уровне привычки, думаю, я скоро начну ее себе прививать.

Обычно до четырех часов дня провожу встречи по квизу, а потом либо иду домой шутки писать, либо на выступление, в этом году раз 70 около микрофона стоял. Ну и раз в день что-то публикую в социальные сети – «Вк», Telegram, Facebook – у меня это уже в привычку вошло.

KYKY: Ты через год окончишь школу и, вероятно, станешь владельцем ИП. Будешь продолжать получать образование?

Е.С.: Да, думаю поступить на факультет «информации и коммуникации» в БГУ. Каждый второй говорит не поступать, но мне кажется, там лучше, чем в армии (улыбается). Так и мои родители говорят. Тем более, армия имеет еще меньше смысла, чем беларуское образование.

В конечном счете мне хотелось бы наладить процессы в квизе так, чтобы они меня практически не касались и не требовали моего физического присутствия. Тогда я смогу уехать в Москву и развиваться в качестве комика. Но потом обязательно вернусь в Беларусь – мне нравится жить в этой  стране. 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Пять историй о мужской дружбе, которая сильнее рутины

Проекты • редакция KYKY
Вы знаете, на что друзья готовы ради настоящей дружбы? При поддержке бренда «Сябры» в нескольких городах Беларуси появились необычные билборды. Поэтому не пугайтесь, если выйдя с работы, из дома или любимого кафе, вы вдруг увидите на одном из них свое имя с подписью «Тебя ищут Сябры». Просто вы, скорее всего, занятой жизненной рутиной человек, который забыл о своих настоящих друзьях. А вот они о вас — нет.
Популярное