«Я четыре месяца проработала, а теперь судно тонет, и мне даже нельзя взять свои деньги!» Опыт беларуски на круизном лайнере

Места • Евгения Долгая
Юлия Губаренко – минчанка, которая из-за нехватки денег и мечты купить хороший компьютер решилась поработать на круизном лайнере. KYKY Юлия рассказала о дедовщине на судне, почему 14-палубный лайнер похож на «ДОМ-2» и как понять, что корабль тонет.

«Знакомая прошла за меня собеседование на немецком». Как я попала на лайнер

Я окончила университет и подалась в «Керамин» – работала дизайнером-консультантом: в программе рисовала помещение покупателю и раскладывала там выбранную им плитку. Наши люди приходят по поводу и без, когда что-то бесплатно, так что работы было много. Когда устала от такого потока, решила уйти в частный салон плитки. Думала, что будет будет попроще... Но платили мне тогда 300 долларов, сверху обещали процент. В салон заходило очень мало посетителей, поэтому максимум, что мне добавили, – это 60 долларов, а работой загружали сильно. Параллельно я ходила на курсы дизайна интерьера – хотела работать на себя. Для этого мне нужен был лишь мощный компьютер и связи в области ремонта. Связи за это время наработались – все упиралось в компьютер, который стоил 1000 долларов.

Подсчитав, что мне для сбора средств понадобится год, начала подыскивать варианты быстрого заработка. Как раз в это время мои друзья из Одессы подкинули вариант –работа на круизном лайнере. В Одессе среди молодежи это популярный заработок, и я прикинула, что перспектива хорошая. Решила устроиться туда фотографом.

При оформлении на судно жителям не из Евросоюза приставляется куратор по документам, он русскоговорящий. Куратор сказал, что мне нужно пройти два собеседования по скайпу, и при удачном исходе он пришлет мне перечень нужных документов. Первое собеседование прошла сразу – оно было на английском. Меня спросили, как зовут, сколько лет, семейное положение и прочие банальности, спросили, что я знаю про работу на судне и какая у меня фототехника. Второе собеседование было на немецком. Сказали, чтобы я была готова – позвонят по скайпу из Гамбурга, так как судно было немецкое. Мой уровень немецкого был ниже нуля –  нужно было что-то придумать. Оказалось, подруга моей подруги работала в логистической компании и немецкий знала, как родной язык. План родился моментально: к моему большому счастью, девушка только купила квартиру, и ей нужен был дизайнер. Бартер сделал свое дело – я ей делаю дизайн квартиры, она проходит за меня собеседование. Мы придумали план: когда ей позвонят, она скажет, что камера не работает, ну а голос мой они не знают. Она с блеском прошла собеседование, и мне выслали пакет документов. Там была справка о состоянии здоровья, паспорт моряка и три теста на знание техники безопасности на судне, который выдавался после прохождения недельных курсов.

Справку о состоянии здоровья можно сделать в Минске. Для этого нужна выписка из вашей карточки в поликлинике и сто долларов. Паспорт моряка я сделала в Минском Министерстве речного хозяйства. Эта услуга стоила одну базовую.

В Одессу выезжала в воскресенье утром. 20 часов в автобусе – и вот, в понедельник в пять утра я на вокзале. В 10 утра уже сидела в окружении молоденьких курсантов мореходного училища. В центре проучилась ровно три дня – мне рассказали, что делают, когда тонет судно, какие составляющие кораблей нужно знать, какие бывают судна, секретные коды для обозначения той или иной проблемы на лайнере, как спасать утопающих и прочие морские секреты.

После учебы я уехала в Минск доделывать паспорт моряка. Кстати, для паспорта  нужна была фотография и оригинал приглашения на работу на лайнере. Это просто маразм – ждать оригинал письмом месяц. Поэтому я просто распечатала приглашение на цветном принтере – в Министерстве не заметили даже разницы!

На лайнерах работают по контракту: за каждый вид деятельности отвечает своя компания, и уже от компании зависит, как долго будет длиться контракт. За фото и видео на моем судне отвечала компания Cruise vision. Их штаб-квартира находится в Гамбурге – именно оттуда мне звонили, когда я якобы проходила собеседование. С первого апреля я должна была отработать пять месяцев и приехать домой первого сентября.

«Члены команды живут на первых двух этажах – всегда под водой»

Билеты туда и обратно оплачивает работодатель. Вылетела из Минска во Франкфурт (Германия), оттуда в Пунто- Кано (Доминикана). Контраст был сильный: прилетела в пальто в жару под сорок градусов. Из аэропорта нас забрали на автобусе и привезли к лайнеру – он был просто огромный. «Загружали» нас очень долго, каждого встречал свой администратор. Сумка была тяжелая – я же постаралась собрать вещей на пять месяцев. Меня отправили в какой-то кабинет, где  сфотографировали и сделали магнитную карточку, которая на будущие пять месяцев стала моим паспортом, ключом от дверей, страховкой и кошельком.

Моя работа заключалась в том, чтобы сделать хорошую фотографию, обработать ее и продать. Фоткали мы там, куда нас записал в расписании дня администратор. Мы фотографировали на экскурсиях, в ресторанах, в клубах – везде, где можно было, на любых мероприятиях. Маленькая фотография стоила девять евро, средняя – 13 и большая – 18. Это довольно дорого. Мы делали своеобразные «коллажи» в фотошопе. Например, с экскурсии на Лохнесском озере у фото была рамка в виде ландшафта Лохнесса и даже чудовище. Такие фото стоили еще на порядок выше, и люди их покупали, и покупали много.

Зарплату нужно было считать самостоятельно и отправлять в Гамбург на проверку. Была специальная таблица в Excel, зарплата была 800 евро, все остальное – процент от продаж. В среднем выходило 1200 евро. Обман у немцев недопустим, они очень тщательно и честно все объясняют. Все, что обещали – на 100% исполнили.

На круизном лайнере было 2500 гостей и 2000 членов команды. В сумме в нашем «государстве» жило 4500 человек. Но у гостей круизы длились от семи до четырнадцати дней. В среднем, каждые десять дней 2500 человек уезжали и столько же человек приезжали. А вот у команды контракты были от трех месяцев до полутора лет. Лайнер был из 14-ти палуб, это как дом на 14 этажей. Члены команды живут на первых двух – всегда под водой. В наших каютах не было окон. Офицеры и капитан жили выше, у них были большие каюты с окнами и широкой кроватью. На лайнере было много магазинов, ресторанов, баров, спа, салонов красоты, спортивных залов, бассейн, театр и даже баскетбольная площадка.

Лайнер ходит по определенным портам. Один день мы были в море, а один – каком-либо городе. Я просыпалась в среднем в 9-10 утра, приходила в магазин фотографий, приветствовала людей и помогала найти на дисплеях их фото, потом шла к расписанию и смотрела, куда меня послали. Это мог быть ресторан или вечеринка у бассейна. Днем был перерыв, а потом опять магазин и локация. В день мы работали примерно по 11 часов. На суше же было тяжелее: приходилось вставать рано, как и пожилые немцы, которые ездили на экскурсии, и ехать с ними, уговаривая их сфотографироваться.  Было тяжело: отсутствие выходных, незнание языка и бесконечно тянущееся время. Первый месяц был насыщенный – все новое, много людей, бесконечные коридоры, лестницы. Месяц прошел быстро, чего не скажешь о втором и последующих.

Очевидным плюсом работы для меня были путешествия, к тому же это супер-вариант для быстрого заработка. Тебе 100% заплатят обещанную зарплату, а еще это круто подтянет английский и немецкий.

Минусов тоже достаточно. Жизнь на лайнере похожа на «Дом-2». Из-за продолжительных контрактов в команде все встречаются со всеми или просто спят со всеми подряд. Из таких романов только единичные могут увенчаться успехом и остаться отношениями на суше. Немки, мягко говоря, красотой не отличаются, чего нельзя сказать о немцах – они высокие, красивые, самовлюбленные.

На судне работают люди из разных уголков планеты. Из них можно выделить большую часть филиппинцев – они, как правило, работают на кухне, или убирают комнаты. Немцы и немки занимают посты повыше. Украинцев меньше. За всю историю судна беларуски там работали два раза, я была вторая. Девушки славянского происхождения отличаются красотой и выделяются на фоне остальных, что привлекает абсолютно всех мужчин любых национальностей. Лично я столкнулась с проблемой приставания – но не физического, за него могут высадить в ближайшем порту.  Мне звонили в каюту в четыре утра, дышали в трубку. Иногда стучали в дверь, подкидывали записки. Это сильно тяготит – я начинала прятаться по углам, чтобы не создавать неловких ситуаций и не встречаться взглядом с «поклонниками». Они в свою очередь начали распускать слухи обо мне: начиная от моего пристрастия к девочкам, заканчивая тем, что сплю я со всеми подряд. Меня это сначала сильно задевало, даже плакала пару раз.

Ко всему прочему, начальник нашей команды фотографов оказался геем и заметил внимание ко мне со стороны мужчин. Он начал меня задевать: критиковал мои снимки и говорил, что я вообще плохой фотограф. А из-за незнания языка я столкнулась с дедовщиной: порой люди начинали говорить между собой на немецком, и даже когда просила перевести, игнорировали меня.

«Я тут уже четыре месяца проработала, а теперь судно тонет»

На лайнере все люди удивительные – сумасшедшие в какой-то степени. Люди были абсолютно разные: повар из Великобритании, от которого в 40 лет ушла жена, он все бросил и переехал жить в Барселону, а после и вовсе ушел работать поваром на лайнер. Бармен из Швейцарии, который попал в аварию на мотоцикле и теперь не сможет иметь детей – он уехал на судно и там медленно, но верно спивается. Была девочка, работающая в казино, которой в очередной, стотысячный раз разбили сердце, и она сбежала от всех на корабль. Есть люди, которые пришли в этот бизнес, чтобы накопить на квартиру, машину и просто увязли в этой трясине. На лайнере есть два типа людей: те, кто приехал, попробовал раз и больше никогда не вернулся, и те, кого это засосало и уже никогда не отпустит.

 

За пять месяцев мы побывали в Исландии, Ирландии, Норвегии, Бельгии, Нидерландах, Шпицбергене, Великобритании, Германии, Португалии, Франции, Испании, Марокко, Доминиканской республике, Ямайке, Гондурасе, Никарагуа, на острове Аруба и на Барбадосе. Меня покорила Норвегия своими фьордами и видами, горами, прозрачной водой и водопадами. Ямайка зацепила райской природой и открытыми людьми – столько счастливых людей я вообще никогда не видела.

На судне есть своя система кодов, которые, случись что, объявляют по громкоговорителю по всему судну. Чтобы гости не пугались, каждый код зашифрован. Например, код Star обозначает, что кому-то на корабле плохо, Bravo – это пожар, Oskar – человек за бортом, и так далее. В один день мне выпала возможность поспать до 11 утра. Я поставила будильник на 10:30 и заснула, и мне приснился сон: корабль тонет, все заливает водой и по громкоговорителю выдают код об эвакуации пассажиров. В это же время, в реальной жизни, в восемь утра по громкоговорителю выдают «Star». Просыпаюсь от этого противного звука и спросонья начинаю действовать по инструкции в случае затопления: надеваю спасательный жилет, огромную обувь, которую выдавали в первый день. Стою в своей каюте, и мне так грустно, что я тут уже четыре месяца проработала, а теперь судно тонет – и мне даже нельзя взять с собой свои деньги. По инструкции, если судно тонет, нельзя брать ничего. Выхожу на коридор в этом обмундировании и вижу, что все спокойно ходят по палубам. Тут до меня доходит, что этот код означает, что кому-то просто стало плохо, а я все перепутала.

 

 

Еще был один форсмажор. Наше судно прибыло в Испанию, в город Кадиз. Меня отправили на экскурсию в Гибралтар. Началось все с того, что мой менеджер-гомосексуал, который невзлюбил меня, забыл сказать, что на экскурсию нужен паспорт. До Гибралтара путь не близкий – три часа езды. Мы приехали на границу и нас попросили всех выйти из автобуса для прохождения. Мы вышли: первой шла экскурсовод, потом вся группа, а я должна была идти как замыкающая, чтобы было понятно, что группа закончилась.

Все благополучно проходят, и тут пограничник смотрит в мой беларуский паспорт и говорит: «А где твоя Британская виза?».

Стою в шоке и понимаю, что у меня ее отродясь не было! Стою и понимаю, что меня тут кинули, со мной фотоаппарат, пять евро, и телефон с сотней мегабайт интернета. Во-первых, я не знаю, поедут ли они обратно этим же путем, во-вторых, начинает ужасно печь солнце, а уходить далеко я не могу – рискую не вернуться на лайнер. Кое-как беру себя в руки и несложными вычислениями понимаю, что автобус должен вернуться примерно в три часа дня. Мысленно я уже прикидывала, как продаю местным свой фотоаппарат дешево и покупаю билеты домой в Минск. Но в 15:30 я увидела свой автобус. Столько счастья не испытывала никогда! Несмотря на все это, я простила менеджера и оставшееся время он меня ни разу не трогал и ставил самое лучшее расписание.

Вместо вывода

На лайнере воспитываешь самостоятельность, учишься находить подход к разным людям, видишь разные ситуации и решаешь их. Такие риски не для всех, на это нужно решиться. Я просто сделала шаг, и дальше все сложилось само по себе. Такая жизнь не для меня: ограничиться этим судном – это как жить в клетке. Молодой девушке, которая хочет поработать на лайнере, посоветую никогда не отчаиваться, отстаивать свои права, не вестись на мелкие интрижки от скуки, наслаждаться новыми местами, не держать при себе ненужных людей и, конечно же, воспринимать этот опыт как приключение, а не стиль жизни. Ты выходишь из зоны комфорта, что само по себе дает тебе понять, что в этой жизни можешь все – нужно только захотеть.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Мокрый город. 35 фото, которые доказывают, что Минску идут грозы и дожди

Места • редакция KYKY
Каждый вечер на этой неделе Пешеходные улицы превращаются в Венецианские каналы, люди остаются в офисах до ночи, чтобы переждать грозу, а с утра снова светит солнце. И хотя минчане не успевают сушить зонты, Минск во время и после летних ливней выглядит очень круто. Смотрите сами!
Популярное