«Даже игры втроем у меня теперь с любимыми людьми». Интервью с мэром секс-города в Доминикане

Секс • Евгений Суворов
Елене Рыдкиной 26 лет, она занимается секс-коучингом, работала в команде приложения поиска партнеров для секса, а теперь участвует в строительстве реального Carribean Fancy Village в Доминикане, на который потрачено 62 миллиона долларов. KYKY поговорил с Еленой об этом острове свободы, о пользе мастурбации и вреде харрасмента.

Елена Рыдкина – редкий человек, который рассказывает о расширении сексуальной нормы в русскоязычном пространстве, не опускаясь до пошлого или ограниченного восприятия секса. Сегодня она работает директором по позиционированию в Carribean Fancy Village, секс-городе в Доминикане за 62 миллионов долларов, первые объекты которого будут готовы в декабре 2018 года. На бумаге это звучит очень кинематографично – как будто завтра избранные люди смогут окунуться в беззаботное и вечное исследование своей сексуальности на тропическом берегу, как в фильме «Пляж», и в Доминикане начнёт сиять вечное солнце свободного отношения к сексу.

Секс-город за 62 миллиона долларов

KYKY: Сейчас ты работаешь над крайне амбициозным проектом. Как я понял – вы строите целый город для секса в Доминикане за 62 миллиона долларов. Можешь рассказать об этом подробнее?

Елена Рыдкина: Я считаю этот проект городом будущего. Местом, в котором можно быть самим собой – и неважно, каким именно образом. Человек сможет ходить голым, разодетым в латекс или костюмы, посещать секс-вечеринки и смотреть спектакли о сексуальности. Или делать эти спектакли самому. В этом плане наш город будет похож на «Burning Man» – это творческая среда, где можно забыть про устои реального мира. Каждый сам будет решать, насколько сильно отдаться новым возможностям. Можно будет просто отдыхать на курорте и заниматься артистическим самовыражением, или же всё-таки начать по-новому проявлять свою сексуальность. К примеру, в Carribean Fancy Village будет зона для публичного секса и на этой территории любой желающий сможет заняться сексом «на улице».

Вторая функция города – мы собираемся сделать его центром для развития научных разработок в области сексуальности и её исследования. Будем тестировать новые форматы отношений и превратим это в такую социальную лабораторию. Мы хотим сделать вклад в международную науку, технологии и искусство, поэтому будем создавать все необходимые для этого условия. Построим научно-исследовательский центр, инкубатор sex-tech проектов, музей сексуальности и арт-резиденции.

KYKY: Похоже на сексуальный центр мира. Когда вы достроите город и почему мне не стоит бояться местных жителей?

Е. Р.: Ограждение от фриков связано с позиционированием ярких образов тех, кого можно будет встретить у нас на курорте. Соответственно, если человек боится встретить геев или любителей БДСМ, то он сюда не приедет. Чтобы все вели себя уважительно, у нас будет договор об обслуживании, который налагает определённые штрафы и другие санкции за нарушение правил или чужих границ. И в городе, конечно, будет охрана безопасности.

Первые здания будут готовы к эксплуатации в декабре 2018 года. Это курортный городок, который рассчитан на 1200 человек, и от остального мира его отделяет высокий забор. Мы планируем использовать солнечные батареи и добывать энергию из утилизированного мусора, рассчитываться биткоинами и сделать возможность для аренды по схеме таймшер.

KYKY: Откуда появились 62 миллиона долларов?

Е. Р.: Это деньги двух частных инвесторов, которые занимаются инвестициями в недвижимость. Один из них американец, а другой англичанин – это наши кодовые имена, потому что у них нет желания раскрывать идентичность в массмедиа. Они принадлежат к так называемой «кинкстерской среде» (имеют необычные или фетишистские сексуальные наклонности – Прим. KYKY) и очень любят разные тематические вечеринки. Плюс три миллиона долларов были вложены самим фаундером на покупку земли в Доминикане – Денисом Крикуновым, который до этого работал в инвестиционной компании и организовывал секс-круизы. Я присоединилась к проекту позже и стала директором по позиционированию. До меня успело произойти двухгодичное согласование проекта с правительством Доминиканы.

KYKY: Уже случались какие-то резкие реакции со стороны общественности?

Е. Р.: Было много возмущений по поводу таймшера. Сама услуга предполагает, что вы платите какую-то часть от полной стоимости недвижимости и можете пользоваться ей, к примеру, недели недели в году. На территории постсоветского пространства тема таймшера воспринимается очень болезненно, потому что в 90-е было много мошеннических схем, которые назывались так же, но на самом деле это было нечто совершенно иное. Людей обманывали и тогда не было внятной законодательной базы, которая бы защищала покупателей таймшера. Нам даже пришлось объявить, что мы не будем продавать собственность по этому принципу для граждан Российской Федерации. Но при этом, если вы сами из России и живёте теперь в другой стране, услуга для вас доступна.

Секс как профессия

KYKY: Почему ты решила сделать секс своей профессией?

Е. Р.: Секс всегда был для меня самой интересной вещью в жизни как феномен, и осознание этого пришло где-то в 13 лет. Я открыла свою сексуальность, и она стала первой вещью в мире, которая меня полностью захватила, с большим полем для экспериментов и большой страстью. У меня исследовательский ум, и поэтому получилось интересно проводить время. До того, как сексуальность стала связана с моей профессией, я работала в биотехнологических стартапах, и в то время в России не было ничего связанного с сексуальным просвещением. Я не была сексологом или терапевтом, но мне хотелось поговорить о сексуальности на высоком, не профанированном уровне.

Так мы сделали научно-популярную конференцию «Секспросвет 18+». Проект возник в гиковском, научно-популярном сообществе, где читали лекции мои друзья. Тогда мне было грустно, что я не могу поговорить о важной для меня вещи с классными людьми. Мы сделали первые лекции о расширении сексуальной нормы – про квир, БДСМ, фетиш культуру и полиаморию. На первую конференцию «Секспросвет 18+» пришло 350 человек, чего вообще никто не ожидал.

После этого занятия «сексуальным просвещением», где было ещё много лекций и ивентов, я попала в команду стартапа Pure – мобильного приложения, которое позволяет найти человека, с которым можно заняться любовью. Это Tinder, где люди изначально знают, что они ищут кого-то для секса. Я попала в команду стартапа благодаря особому скиллсету, опыту в пиаре, и потому что не боялась открыто говорить о своем пристрастии к полиамории и БДСМ. Даже была готова взять это как флаг, чтобы нести в своих руках.

KYKY: Ты пыталась как-то изучать сексуальность? Может, тебе близка теория Фрейда о либидо или что-то другое.

Е. Р.: Я читала «Историю сексуальности» Мишеля Фуко, а в остальное время в основном интересовалась академическими статьями. Теория – это прекрасно, но меня больше интересуют практические аспекты.

KYKY: Какой большой стереотип касательно сексуальности тебе бы хотелось преодолеть своей работой?

Е. Р.: Что секс – это низко, грязно, стыдно и плохо. Потому что из этого стереотипа произрастают все остальные, которые не позволяют человеку заниматься нормальным самообразованием в этой сфере и реализовываться. Это блокирует критическое отношение к своей сексуальности, и не позволяет человеку заботиться о здоровье. Надо относиться к сексу, как к естественной и нормальной части жизни. Восприятие сексуальности, как негативного фактора, не даёт адекватно воспринимать собственные фантазии – это приводит к неврозам и к усилению подавленных желаний. К тому же это не даёт выстроить нормальные отношения с партнёром.

KYKY: Что стоит попробовать нового в сексе консервативным людям?

Е. Р.: Поговорить! Поговорить о своих желаниях. Поговорить о том, чего хочется и о том, что не нравится. И это так многое изменит! Вообще всё поменяет невероятно. Люди каждый раз удивляются, когда обнаруживают, что у другого в голове. Надо давать право на жизнь своим желаниям, хотя не все из них должны быть реализованы. Чем больше ты подавляешь желания, тем больше придаешь им силу.

KYKY: Ты сталкивалась с желаниями, которые не должны быть реализованы?

Е. Р.: Все желания, которые связаны с насильственными действиями. Кроме этого – зоофилия, педофилия и так далее. Но позитивный момент заключается в том, что в рамках БДСМ и фетиш культуры можно безопасно обыграть все эти фантазии. В самих фантазиях нет ничего плохого – главное понимать, что не нужно воплощать их в жизнь деструктивным способом. В рамках игр люди могут переодеваться в животных, взрослые люди могут переодеваться в детей, подростков. 

Когда два взрослых человека дали полное согласие на то, что происходит, это нормально. Ко мне на консультацию обращались люди с «пограничными» желаниями, но я не считаю правильным делиться их историями с кем-либо.

KYKY: А у тебя самой были опасные желания?

Е. Р.: Наверное, самая экстремальная практика, которая питала мои фантазии, – это игры с кровью, порезы и обмен кровью. Довольно опасное занятие. В итоге я даже реализовала такую фантазию со своим молодым человеком в Лос-Анджелесе, но перед этим он проходил специальную подготовку. Конечно, если у вас есть медицинское образование, то балуйтесь, но если вы «простой смертный», то нельзя этого делать ни в коем случае. Стоит обязательно провериться на распространенные заболевания, передающиеся через кровь или половым путём, и предпринять все меры предосторожности, чтобы не занести какую-нибудь инфекцию. А так это, конечно, очень объединяющая практика и очень «языческая». Такой «языческий союз» через обмен кровью. 

KYKY: Как происходит твой секс-коучинг?

Е. Р.: Первая встреча всегда имеет разговорный формат и проходит на нейтральной территории. Если нам комфортно вместе, то в следующий раз я могу дать практическое занятие для одного человека или сразу для пары. Задания, которые я даю, чаще всего связаны с коммуникацией в том или ином виде. Я могу показать, как работают разные игрушки, рассказать о технических нюансах, показать парные упражнения из Тантры. Настоящего секса там не происходит, но я могу показывать отдельные его элементы.

KYKY: Расскажи про упражнения из Тантры.

Е. Р.: Я даю легкие упражнения, потому что суровая Тантра предполагает сильные изменения в состояниях сознания, а это не всегда безопасно. Часто в моей практике присутствует элемент гипервентиляции лёгких и парное взаимодействие. Например, можно начать с синхронного дыхания. Или асинхронного, когда один человек выдыхает, а второй начинает вдыхать. При этом можно посадить людей друг напротив друга, дать им возможность прислониться, обняться или попросить смотреть друг другу в глаза. Сначала люди фокусируются на своём дыхании, потом берутся за руки, смыкаются ближе. Такие медитативные упражнения – довольно малоисследованная область, но они действительно интересно влияют на динамику отношений.

KYKY: Что интересное случалось на твоих сексуальных консультациях?

Е. Р.: На практических занятиях я иногда беру тему женского доминирования, потому что мне нравится раскрывать потенциал людей в этой области. Распространена ситуация, когда женщина может практиковать фемдом на протяжении многих лет и не знать, что от этого вообще можно получать удовольствие. В таких ситуациях, девушка практикует доминирование только ради своего партнера. Когда же показываешь, что от этого можно «кайфовать», женщины теряют голову. Была ситуация, когда жена в одной паре вошла в раж, каталась на муже по комнате и приказывала, чтобы он целовал мне ножку. Для меня это всегда очень радостно и волнительно.

«Мне нравится помогать выкапывать свои желания для девушек»

KYKY: Сколько зарабатывает секс-коуч?

Е. Р.: Моя первая консультация на полтора часа стоит 160 долларов, каждый дополнительный час стоит ещё 100 долларов. Но эта деятельность не является для меня основным источником дохода. Сейчас я провожу несколько консультаций в месяц.

KYKY: С чем чаще всего обращаются люди?

Е. Р.: С тем, что у женщины нет оргазма. Но я за такую тему не берусь и вообще сейчас сильно разграничиваю то, с чем я готова работать и с чем не готова. По многим вопросам надо идти к врачам-сексологам или психологам-сексологам, а я помогаю раскрыть сексуальность и найти в этом свою индивидуальность. Один из моих любимых запросов – это когда приходит женщина после 30 лет, которая уже всего добилась и говорит: «Всю жизнь слышала, что секс – это круто. Вот, хочу попробовать». Мне нравится помогать выкапывать свои желания для таких девушек.

KYKY: А какая у тебя специализация?

Е. Р.: Я бы назвала себя консультантом по сексуальному самовыражению. Больше всего я работаю с поиском индивидуальности в сексуальности и с сексуальной коммуникацией между двумя людьми. Я могу, например, провести введение в БДСМ для двух людей, при этом мой подход сильно отличается от того, как это любят делать стереотипные БДСМщики. Никаких цепей и подземелий. Я люблю, когда это ближе к жизни, нет жестко заданных ролей и нет акцента на боль. Вдохновение должно искаться в жизни, а не в выдуманных сценариях.

KYKY: БДСМ – твой любимый сексуальный фетиш или есть что-то ещё? 

Е. Р.: Наверное, ближе всего для меня полиамория, секс втроём, БДСМ и Тантра, но ей мне ещё предстоит больше заняться в будущем. Мы с друзьями часто шутим, что с тех пор, как сексуальное консультирование превратилось в работу, моя собственная сексуальная жизнь становилась всё более и более «ванильной». Теперь я больше ценю простые и понятные вещи в отношениях, и они оказываются по-новому приятными. Но это не распространяется на игры втроём – тут у меня очень прочная динамика. Хотя даже ими я теперь занимаюсь с любимыми людьми. Чаще случается, что это женщина, мужчина и женщина, но вообще бывает по-разному – главное, чтобы с кем-то близким.

Недавно у меня разгорелся первый роман с женщиной, и это причудливо соединилось с ренессансом моих отношений с бывшим мужчиной. При этом они хорошо знают друг друга, у нас общие компании, и теперь это превратилось в «threesome».

KYKY: Что в сексе важнее – эмоции или телесная составляющая?

Е. Р.: Вообще, когда в этом случае говорят об эмоциях, то имеют в виду романтические чувства, но ведь эмоции могут быть желанием адреналина, доминирования, подчинения или чего-то ещё. Важно только, чтобы человеку было хорошо, и надо самому разобраться, что тебе нужно. У меня была очень бурная сексуальная жизнь, но сейчас я стала намного спокойнее и уравновешеннее. Для людей, кто совсем далёк от темы, всё равно покажется, что у меня слишком насыщенная. Но вообще у меня ощущение, что всё стало как-то умиротворенно. 

Да, у меня больше, чем один возлюбленный, но секс стал каким-то мерцающим, второстепенным. Сейчас у меня постоянные отношения с мужчиной и женщиной, а все остальные периодические связи стали не так актуальны. Самым стабильным сексуальным партнёром остаётся моя рука. Никто не знает тебя так хорошо, как ты сам. Если бы люди относились к практике мастурбации с большим принятием, насилия в этом мире было бы гораздо меньше.

KYKY: Как ты относишься к тому, что в Библии секс ассоциируется с грехом и низостью человеческой плоти?

Е. Р.: Я не разделяю таких взглядов и не понимаю, почему секс был создан, если он греховен, и почему он тогда приносит столько удовольствия. Зато я думаю, что можно навязывать человеку эту перспективу, чтобы он подавлял свою плоть и был несвободен. Когда человек стыдится своей природы, им легче управлять. Мне не подходит религия, которая говорит, что ты не должен слушать себя, что твои желания неправильны и их надо подавлять.

KYKY: Секс и бог – друзья?

Е. Р.: Да, если только ты не асексуал.

KYKY: В Carribean Fancy Village будут предусмотрены зоны для публичного секса. А тебе был когда-нибудь интересен секс на улице?

Е. Р.: Раньше у меня на эту тему было много фантазий – заниматься сексом в нетривиальных местах, чувствовать, что нас вот-вот поймают или делать это на виду перед кем-то, когда на нас явно смотрят. Но сейчас такие желания возникают редко.

Харрасмент и сексуальный статус-кво

KYKY: Ты следишь за тем, что происходит вокруг сексуальности в Америке?

Е. Р.: Мне кажется дико интересной проработка темы сексуального согласия, которая имеет большой вес в Америке. Я говорю про волну после флэшмоба «#metoo» (в ходе этого флэшмоба девушки выкладывали в социальных сетях истории о харрасменте – Прим. KYKY). В Америке сейчас есть взрослое поколение мужчин, которое выросло в культуре сексуального насилия, где было нормально продавлять границы своих партнеров, объективировать женщин, а теперь последние десять лет их учат, что вообще-то всё по-другому, и эти границы нужно соблюдать, да ещё и относиться к ним с уважением. У мужского населения возникает большое противоречие внутри между опытом их социализации и сегодняшними либеральными ценностями. 

Фото: Juno Calypso

Женщины, в свою очередь, росли в мире, где у них не было собственных желаний, а сексуальность была тем, что нужно мужчине. Идут разговоры о границах согласия, о том, где чья ответственность и так далее. Это очень сложный и безумно интересный вопрос. 

KYKY: Это из-за того, что женщины не умеют говорить «нет» или потому что мужчины не понимают, что им не надо продавливать чужие границы и брать женщину силой?

Е. Р.: Харассмент долгое время был неотъемлемой частью социальных институтов. Женщины тоже поддерживали его и пользовались «благами харассмента» – добивались через сексуальные действия каких-то уступок. Есть критическая масса женщин, которая говорит, что сексуальное насилие надо прекратить, есть мужчины, которые разделяют эти либеральные взгляды, но не делают это слишком активно, и те, кому нравится существующий статус-кво – как женщины, так и мужчины. Пока не вырастет одно или два поколения людей, кто привык относиться ко своим и чужим границам с уважением, договариваться и иметь нормальное сексуальное образование, ничего не изменится. Существуют ещё более табуированные проблемы, как сексуальное насилие над мужчинами.

KYKY: У тебя есть любимая секс-история?

Е. Р.: В 22 года у меня был очень милый любовник, он не был готов к полиаморным связям и утверждал, что у нас нет никаких серьёзных отношений, хотя всё свидетельствовало об обратном.

Ко мне приехала подруга из Екатеринбурга, и нам очень сильно захотелось поиграть втроём. В первую же ночь мы приехали к этому молодому человеку и всё случилось, но как-то плохо.

Парень не очень понимал, как взаимодействовать с двумя женщинами, и я в итоге почувствовала себя мастурбирующей где-то на обочине, а когда мы легли спать, я занялась самоедством и не могла уснуть. К утру я прошла все круги ада и хотела попрощаться с ними за завтраком, потому что подумала, что они влюбились друг в друга, и я для них – лишний человек. Слава богу, что я решила обсудить это с ними. В итоге они дали понять, что принимают меня, и мы потом провели прекрасную неделю вместе. Уязвимость – это самое лучшее лекарство, которое способно создавать реально крутые опыты.

KYKY: Дай напоследок совет для нашей сексуальной жизни.

Е. Р.: Не бойтесь исследовать себя и других. Освойте как можно больше хорошей информации о сексе, но постарайтесь забыть обо всём, что вы знаете, когда останетесь наедине с партнёром. Исследуйте всё с открытым сердцем, как дети.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Отцы про партнерские роды: «Один парень во время схваток на нервах начал биться головой о стену»

Секс • Екатерина Ажгирей
В беларуси мужчинам официально разрешили заходить в палату, где рожают их женщины. К нашему удивлению, даже сами женщины бывают против этого права – мол, «мы не выглядим после родов, как в кино». KYKY взглянул на рождение детей с другой стороны и спросил отцов, которые участвовали в партнёрских родах, каково это было. Мужчины признались, что женщину после этого стали уважать еще больше, а все опасения показаться «некрасивой» – для людей, у которых проблемы в отношениях.
Популярное